Павел Малыш: Сепаратисты и казнокрады умышленно очерняли меня, дабы скрыть свои злодеяния. Малыш сепаратист


Итоги Конкурса «Донбасс, Донбасс, земля моя, ты весь горишь в огне»

Подведены итоги конкурса одного стихотворения «Донбасс, Донбасс, земля моя, ты вся горишь в огне». На рассмотрение жюри конкурса (председатель – руководитель Санкт-Петербургского отделения Союза писателей России Б. А. Орлов) поступили стихотворения от 93 авторов из России, Беларуси, Донецкой и Луганской Народных Республик.

Достаточно обширна география российских авторов – Санкт-Петербург и Ленинградская область, Москва и Московская область, Крым, Псков и Псковская область, Екатеринбург, Воронеж, Ульяновск, Сарапул (Удмуртия), Кировская область, Челябинск, Иркутск, Хакасия, Оренбург, Ростовская область, Барнаул, Кострома, Уфа, Новосибирск, Саратов, Калиниград, Нижний Новгород, Астрахань.

Трагедия и героизм Донбасса не оставили равнодушными творческих людей на огромных славянорусских просторах. Перед жюри стояла трудная задача, из большого количества произведений, отличающихся высокой гражданственностью, выбрать лучшие. Многие стихотворения невозможно было читать без эмоций. Чувствовалось, что поэтические строки были выстраданы авторами. Особенно эмоциональны были стихи поэтов Донбасса.

Юных авторов жюри решило отметить дипломами в номинации «Дебют».

Кроме того, принято решение опубликовать стихи 12 авторов, не вошедших в число лауреатов  и дипломантов Конкурса.

Стихотворения всех перечисленных авторов будут опубликованы на сайтах СПб Дома писателя, Музея Новороссии, Петровской Академии наук и искусств, в газете «Литературный Санкт-Петербург». В дальнейшем при появлении финансовых средств стихи участников Конкурса вместе со стихами поэтов Союзов писателей России, ДНР, ЛРН возможно будут изданы отдельным сборником стихов, посвящённых Донбассу. Но это будет реализовано, повторяем, при появлении финансовых средств.

ГРАМОТОЙ ЛАУРЕАТОВ НАГРАЖДАЮТСЯ:

Первой степени

  • Баева Алина Владимировна (г. Донецк) за стихотворение «Малыш-сепаратист».

Второй степени:

  • Аникиенко Наталья Ивановна (г. Иркутск) за стихотворение «Донбасс, Донбасс, земля моя, ты весь горишь в огне…»,
  • Дугиль Татьяна Александровна (г. Евпатория, Крым) за стихотворение «Ангел-хранитель Новороссии»,
  • Овчаренко Сергей Георгиевич (г. Евпатория, Крым) за стихотворение «Сестрёнка».

Третьей степени:

  • Гонтарева Людмила Геннадьевна (г. Краснодон, ЛНР) за стихотворение «Молитва»,
  • Григорьев Геннадий Геннадьевич, псевдоним Григорий Егоркин (Челябинск) за стихотворение «Разговор с пленным»,
  • Канавщиков Андрей (г. Великие Луки, Псковская область) за стихотворение «Новый Год в Новороссии»,
  • Скиф Владимир Петрович (г. Иркутск) за стихотворение «Бескрылый Ангел»,
  • Спасибина Инна Николаевна (г. Гомель, Беларусь) за стихотворение «Дом, где детство моё прошло…».

Дипломами в номинации «Дебют» награждаются:

  • Дубровина Евгения Александровна (г. Нолинск, Кировская область),
  • Корнаков Ростислав Олегович (г. Макеевка, ДНР),
  • Мартынюк Евгения Саркисовна (г. Макеевка, ДНР),
  • Меньшова Дарья Сергеевна (г. Москва),
  • Синякин Игорь Владимирович (г. Горловка, ДНР),
  • Стратиенко Алексей Николаевич (г. Торез, ДНР),
  • Ткаченко Юлия Александровна (г. Донецк, ДНР).

Дипломы лауреатов и номинантов «Дебюта» будут высланы авторам почтой.

Организаторы и жюри Конкурса благодарят всех авторов за проявленную активную гражданскую позицию и желают им новых творческих успехов!

Баева АлинаМалыш-сепаратист

Красавец клен, раскинувшись над садом, в коляску сбросил с ветки яркий лист.Сжимая погремушку, как награду, спокойно спит малыш-сепаратист.Сопит и видит сны, порой зевая, не ощущая злости и вины,Хоть изгнан был он (сам того не зная)На землю эту грешную из раяЖестоким богом летом в год войны.

Вот «повезло», вы скажете, родиться в семье у тех, кто на передовой.Так как же малышу спокойно спится под грохот и далекий минный вой?Увы, не позавидуешь, страдальцу, да разве это жизнь – среди войны…Ну а малыш под теплым одеяльцем,Держа во рту тихонько сладкий палец,Досматривал сиреневые сны,

Пока не понимая то, что в мире, болеющем хронической войной,Он был заочно выделен пунктиром и проклят желто-синею страной,Что для кого-то он несет угрозу, по сути хоть — наивен, светел, чист…Его убрать мечтают, как занозу,Ведь из него уже (какая проза)Отъявленный растет сепаратист.

Клеймят безбожно, вынося вердикт, поправ «слезинки детской» постулаты.Ну что с того, что будет он убит, зато страна однажды вступит в НАТО.На мирных жертвах жирный ставят крест — не жалко малышей, больных, убогих,Пенсионеров, школьников, невест…В стране-убийце нет вакантных мест,А потому, убрать готовы многих.

Он вырастет и все поймет однажды, но сможет ли простить и отпуститьГрехи всем тем, кто посчитал, что важно его еще в младенчестве убить?И будет мир, в котором он напишет свой заголовок, выбрав чистый лист,Но, не забыв про то, что был он лишним,Того, кто возомнил себя Всевышним,И тех, кто звал его сепаратист.

Ну а пока в шуршащем листопаде уходит осень, дверь открыв зиме,Мечтаем о победах и парадах, о мирных днях и маленькой стране…Сжимая погремушку, как гранату, спокойно спит себе и видит сныПростой малыш, моя смешная «вата»,Не знающий про «мирных жертв» и НАТО,Рожденный этим летом в год войны.

Аникиенко Наталья (г. Иркутск). . . . . . . . .Донбасс, Донбасс, земля моя, ты весь горишь в огне…Реальность нынче такова? Иль это снится мне?Я вижу слёзы стариков… Я слышу детский крик…Что стало с Родиной моей? В один ужасный миг…Клубится дым и слышен залп, пылают города…Донбасс, Донбасс, земля моя, за что пришла беда?За что чужими стали мы в Единой той стране,Которая стреляет в нас. И есть ли смысл в войне?За что погибнет мой сосед? И поседеет мать?А малышам придётся вновь в подвалах ночевать…Они боятся. Скажут: «Гром». А это будет «Град».Кто выиграет? Победа в чём? Кто хочет тех наград?И разве стоит эта власть всех материнских слёз?И жизни, что оборвалась…Не в шутку, а всерьёз.Кто мне ответит почему? В чём правда? Где подвох?В чём виноваты мы, Донбасс? Пусть всех рассудит Бог…Кто «Патриот» и кто «Герой», когда руки в крови?Донбасс, Донбасс, земля моя, молюсь, прошу: «Живи».Я верю, что наступит мир на улицах твоих.И в парках розы зацветут, как символ всех живых.Кто дом и край свой защищал, кто не жалел души.Донбасс, Донбасс, земля моя, молюсь, прошу: «Дыши».Твой дух и волю не сломить. Ведь знают все давно.Ты на коленях не стоишь. Поставить — не дано.

Дугиль ТатьянаАнгел-хранитель Новороссии

(Монолог пятилетней девочки из Славянска, убитой прямым попаданием снаряда украинской армии)

Добрый дедушка Бог, я совсем на тебя не в обиде,Что меня не сберёг, когда дождь миномётный пошёл.Об одном лишь прошу: пусть родные услышат, увидят –Я не плачу в раю, и на облачке мне – хорошо.

Был погожим денёк, солнце ярко и жарко светило,И порхали стрекозы, слюдой крылышек тонко звеняКто представить-то мог, что безумная адская силаИз песочницы в небо взметнёт не песок, а меня?

Помертвела лицом, вмиг состарилась юная мама.Стал седым и ушёл в тот же день в ополченцы отец.Я скучаю по ним, но твержу не по-детски упрямоИ святым, и живым, что конец мой – совсем не конец.

Неубитый Славянск над войной свои точки расставит.Впереди – суд да дело. А пока не рассеялась мгла,Добрый дедушка Бог, научи, как мне крылья расправитьИ укрыть ими город, в котором так мало жила…

Овчаренко СергейСестрёнка

С утра у мамы мокрые глаза,а на столе лежит листок тетрадный…− Сынок, твоя сестрёнка-егозапогибла десять дней назад под «Градом».

Весть горькую душою не приму!С сестрой мы этим летом были рядом.На улице играли все в «войну»,И Натка верховодила отрядом.

Всем обо всём рубила прямиком,хотела быть похожей на мальчишку,а вечерами плакала тайкомнад строчками стихов из взрослой книжки.

− О Господи! Всего 12 лет! –вздохнула мам. – За что убили Натку?Я ничего ей не сказал в ответ,а просто встал и выбросил рогатку.

Гонтарева ЛюдмилаМолитва

Услышь нас, Господи, мы – живы,пошли на землю свой конвойгуманитарный. Тянет жилысирены вой и ветра вой…

Поверь нам, Господи, мы – люди.В братоубийственной войнеза всех солдат молиться будем,на той и этой стороне.

Прости нас, Господи, мы серыи сиры в глупости своей.В родной земле греша без меры,мы просим процветанья ей…

Спаси нас, Господи, мы слабы:от минометного огня,стрельбы и ненасытных «градов»,мы сами не спасем себя.……………………………Спасибо, Господи, мы живы…Григорьев Геннадий (псевдоним Григорий Егоркин)Разговор с пленным

Он приткнулся в углу, на матрасах,Молодюсенький, двадцать не дашь.Бинт на шее, синяк возле глазаИ в засохшей грязи камуфляж.

Миска с кашею.Кружка с водою.На часах – с карабином казак.«Эй, герой! Со вчерашнего боя?»Приподнялся малой:«Точно так».

Неприютна у хлопца фатера,Свет скупой из-под самых стропил.«Получается, из бэтээраТы по мне разрывными лупил?

Дело прошлое – всей нашей ротеБыло жарко от вашей брони».Пожимает плечами:«Выходит,Я стрелял по тебе. Извини.

Но и вы наподдали рассолу,С двух «шмелей» взяли нас на прицел.Вот тогда и убило Миколу,А Толян в бэтээре сгорел».

Зуб за зуб или око за око…Так, кажись, испокон говорят?В том бою потеряли мы ДокаИ трёхсотыми пару ребят.

Дать за Дока бы в лоб со всей дури,Так домой Док хотел к декабрю!Держит что-то однако.«Закурим?»Виноватый смешок: «Не курю».

Не идёт разговор. Между намиБоль.Война.Окаянные дни.«Мне б короткий звонок… Мне бы маме…»Достаю телефон: «Позвони».

Канавщиков АндрейНовый Год в Новороссии

От нытья немного толку.Всё известно наперёд:И в окопе ёлка – ёлка,Новый год – он Новый год.

Никаких игрушек нету.Ничего. Для куражуБоевую нашу лентуСверху ёлке повяжу.

Нацеплю кольцо лимонки,Из разгрузки оборот…Крикну в небо из воронки:«Здравствуй, что ли, Новый год!».

Переможем силу вражью.И подарки – не вопрос.Вот ползёт с бидоном кашиСтаршина, наш Дед Мороз.

Что на мир коситься волком,Хоть и будет скоро бой?!И в окопе ёлка – ёлка.Пахнет чудом и смолой…

Скиф ВладимирБескрылый Ангел

– Где ты, Россия, и где ты, Москва? –В небе врагами зажатый,Это бросает на ветер словаАнгел с последней гранатой…Юрий Кузнецов

1В штольнях века плыли наркоманки,Пел уродец или Божий птах.По России шёл бескрылый АнгелВ синяках, коростах и шипах.

Покрывалось время серой пылью,Всюду билась дольняя печаль.– Где, бескрылый,потерял ты крылья? –Чёрный Демон Ангелу кричал.

Ангел, видно, многого не помнил,Он смотрел в тревоге на людей.Крыльев нет – он это сразу понял,Где найти их – не было идей…

Перед ним Москва огнём горела,На Арбате шёл воров парад.И вдали до самого пределаПростирался современный ад.2Ангел вспомнил: вечером остылымОн спустился с облачных небес…Это где-то над Полтавой было,Мимо мчался торопливый бес.

Всё, как будто, рядом, близ Диканьки,Но среди размолотой землиПахло чёрным порохом и танкиПо дорогам Украины шли.

И не пел Боян, а пуля пела,Разрывался гробовой снаряд.Ангел посмотрел оторопелоНа убитых хлопцев, лёгших в ряд.

Он увидел мир несовершенный,Понял: что-то на земле не так…Закричал, как будто оглашенный,И пошёл с гранатою на танк…

…Он очнулся в тёмных катакомбах,Его били много дней подряд.Ангел жил, но превратился в зомби,Его крылья оторвал снаряд.

А когда во тьме его подняли,Он бескровен был и очень плох.На «укропа» ночью обменялиУ ручья, который пересох

…Покрывалось время чёрной пылью,Мир тяжёлой злобой истекал.Видел я: меж небылью и быльюАнгел крылья белые искал.

Спасибина Инна***Дом, где детство моё прошло,Весь разбит, раскурочен «градом»:Горы хлама, бетон, стекло…

Как была моя мама радаВ доме этом творить уют,А какие мы песни пели –Нынче так уже не поют:Может души отяжелели?Я как будто бы слышу вновь,Как мы тянем светло и грустно:Про кохання и про любовь –На украинском и на русском,Как, за праздничный стол садясь,Дед мой важно выводит басом:«Ой, касiў канюшыну Ясь…» –Не деля Беларусь с Донбассом,Твёрдо зная, что мы – народ!Веток много, а ствол – единый…

Враг кровавые клинья бьётМежду Родиной и – Радзiмай!Чтобы брату не верил брат,Чтобы брат ненавидел брата –Воспевай незалежнасць « хат»,Где у каждого – с краю хата!

Где ж ты, Русь?! Отзовись, скажи,Как врагов ты крушила смело –Только вот от коварной лжиЗащитить себя не сумела.Ложь опутала всё вокруг,Ложь детей наших кривде учит…

Только слышу набатный стукВ богатырской груди могучей!Волю добрую – не сломить:Ложь – коварна, а ПРАВДА – ВЕЧНА!РУСЬ восстанет и будет – ЖИТЬ!Цело-мудренно,Чело-вечно!

Дубровина ЕвгенияДонбасс в огне!

Донбасс в огне, Донбасс в беде,Кому нужна война, не понимаю,Опять мы слышим стоны на земле,Опять в детей и стариков стреляют.

Огонь и кровь и вновь пылают хаты,Луганск, Донбасс, под вражеским огнем,Опять пришёл фашизм, опять блокада,Беда пришла к нам в каждый дом.

Донбасс в беде, Россия не оставит,Держитесь братья из последних сил,Беда не будет больше нами править,Пощады злу не будет сколько не проси.

Твои освободители всегда на страже,И Воин и Шахтёр у Вечного Огня,Им лютый враг давно не страшен,С того Победного, ликующего дня!

Наступит день, кто виноват, ответят,От божьей кары Хунта не уйдёт,Россия и Донбасс Победу встретят,И долгожданный мир к нам в дом придёт!

Корнаков РостиславСон

посвящение другуЯ потихоньку схожу с ума…В голове моей ясные мысли блекнут.Я на минуту закрою глазаИ, как пух разлечусь по ветру…Залечу синицей в свой дом,Посмотрю на родную маму-Поседела, постарела онаИ заноют мои старые раны.А потом полечу по селу,Посмотрю на старых друзей…Что-то резкое вдруг кольнуло в бокуИ я вспомнил, что их в живых уже нет.Они погибли на этой войне,За свою землю сражаясь браво.Один под Дебальцево в танке сгорел,Другого в Славянске шальная пуля догнала.Я проснулся в холодном потуИ хотелось побежать вдоль дороги,Но бежать, к сожалению, я не могу –В бою оторвало ноги…Мартынюк Евгения . . . . . . . .И каждый раз, когда сгорает пламя,И слышен треск церковных свеч,Живые держат боевое знамя —За тех, кто пал, желая нас сберечь.

За тех, ушедших за границу Света…Земли великой верные Сыны!И не забыть потомкам правды этойО подвигах солдат своей страны.

Они боролись крепко за свободу,За Мир и за свою к земле любовь!Чтоб мог Донбасс родной встречать восходы,Чтоб были в закромах и хлеб, и соль…

Трещит свечи неистовое пламя…Пожарища на реках и полях…Живые держат боевое знамя,О павших плачет Родина моя.

И целые полки шагают в небо…Врагам не замолить грехи вовек!О, сколько ран, полученных нелепо…Убитых горем… Выживших — калек…

Но верю, что придет победный месяц!И мирные в дома вернутся сны…Своих детишек на пороге встретятМакеевки родной моей Сыны.Меньшова ДарьяТусклая свечка горит на столе

Тусклая свечка горит на столе.Весь дом окутан в ночной серой мгле.На голом ледяном полу, взывая к Господу мольбу,Сидит девчушка семи лет.

— Ах, Господи!Дай мне ответ!Ах, чем я виновата, скажи мою вину?Что я такого сделала, чтоб видеть всю эту войну?

Я не хочу, чтоб пули над моею головой леталиИ чтоб, такие же, как я под ними погибали.Ты – лишь нам дал всю жизнь и сохрани её, пожалуйста,Ко мне из жалости, ко всем из жалости!

Чем виновата я? Услышь мою мольбу!Чем провинилась я, чтоб видеть всю эту войну…

Тусклая свечка горит на столе.Весь дом окутан в ночной серой мгле.На голом ледяном полу, взывая к Господу мольбу,Девчушка семи лет ждала от Господа ответ….Синякин ИгорьГород в огне

Мой город любимый окутан огнем,Крики и стоны слышатся в нем.И плач матерей по убитым сынам.Ад на земле устроили нам.Пылает там хата, а с ней вся семья,Выстрел орудия стал им судья.А вот и на мине подорван малыш.Лишь об одном сейчас ты кричишь:Будь проклят кровавый фашистский режим!Вскоре судьбу твою мы разрешим!За каждую смерть! За ребёнка слезу!Будем мы громом в весеннюю грозу!Виновных судить по законам войны:Кровью за кровь расплатиться должны!

Стратиенко АлексейПобеда или смерть

Рота, подъём! Тревога! Атас!Враг в наступленье пошел прям на нас!Хватаем оружье, в разгрузку БК.Вот он «груз-200» везут с «передка»…Рота, к машинам! Взвод, на броню!Колонна, вперед! Наши братья в бою!Движемся быстро на помощь друзьям,Надо БК привести пацанам.Рота, к машинам! Пригнулись, бегом!«Града» пакеты ложатся кругом…Слышу я залпы «Пиона» вдали.Вниманье, ложись! Танк наши сожгли…Рация, связь-артиллерия нужна!Ударьте по ним, сожгите врага!А танки всё прут, пехота пошла.«Оружие к бою!»-команда слышна.За Родину нашу, Донбасс наш родной,Стрелять по врагу буду пока я живой.За братьев, за землю, за плачь матерей,Оплакивающих павших в боях сыновей,За правду, за веру, за русский народЯ вас уничтожу! Где мой пулемет?Минометы работают, пули свистят…Держать оборону, ни шагу назад!Пальба из орудий, пулеметчик – огонь!Граната у сердца и крестик – в ладонь…Лента закончилась и пулемет смолк.Дружище, беги! Но бежать он не мог…Подбежал, посмотрел, он не жилец…Гранатометчик осколочной стрельнул, подлец.Меняю позицию, зарядил автомат,Очередями отстреливаю я супостат…Свист я в ушах слышу, мина летит.Ныряю за бруствер, взрыв танка гремит.«Гвоздики» работают, накрывая врага,Бойцы ободрились, огонь из ПК!ПТУР приготовить, танкисты вперед!Кто к нам с мечом, от меча и умрет!Противник укрылся, назад отступал,Бросая «трёхсотых» в тыл он бежал.Стрелять им в затылок не трудно вполнеЗа братьев, погибших на этой войне.Повержен противник, окончен наш бой.Постился с братишкой…Прощай, друг родной!Ты храбр и смел при жизни был,В бою никого никогда не подводил.Помни, Донбасс, героев своих!Помните, люди, бойцов молодых!Верой и правдой служим мы вам!Я свою землю врагу не отдам!

Ткаченко Юлия. . . . . . . . .Боссе. Январь. Двадцать второе.Троллейбус семнадцать, попадание прямое.На остановке кровавый обстрел,Из них умирать никто не хотел…

Боссе. Январь. Двадцать второе.Они террористы? Да нет, герои!Скажите, в чем их была вина?И кем им объявлена эта война?

Боссе. Январь. Троллейбус семнадцать.Погибших тринадцать и раненых двадцать.Трагедией этой судьбы задеты,Мы знаем виновных, прощения нет им.

Боссе. Январь. Троллейбус семнадцать.Весь город в тот день пришел попрощаться,И не было лиц безразличных тогда,Ведь к каждому в дом постучалась беда.

И душам павших мы строки слагаем,Вас любим, скорбим, и о Вас вспоминаем.Героям цветы пусть возложит наследник,На ту остановку, что стала последней…

12 стихотворений участников Конкурса

Бережнева Марина (г. Донецк, ДНР). . . . . . . .В те дни, когда на волоскеМеж светом бытия и ночи мракомДержал Господь Донецк в Своей руке,И детскими слезами город плакал,

В те дни, когда — любого ты спроси,Из тех, кто не бежал через границы,О принадлежности к Святой РусиДонбасса, и о том, что снится

В минуты между залпами атак,Среди недолгих и нелепых споровЛюбой ответил бы — да, это так —Что говорить, не нужно разговоров

О сокровенном, о корнях, о снахЧто пересматривать нам поздно, други —Из крови вылит алый-алый стяг,А по Донцу идут на помощь струги

Их, покорителей донских степей,Заждались тут — уже тысячелетьеВ Дон кануло — теперь поди испейВодицы — без отравы лихолетья.

Святой воды — прошедшей сквозь слоиПустой породы, сланцев, антрацитаО светлые товарищи мои —Так много нами той воды испито…

Горчит она полынной муравой,Сластит — степными светлыми медами.Степною волей пахнущей травой,Пропитан воздух наш и наши дали.

…Мы — часть её, и судьбы разделивС Великой Степью, как краюху хлеба,Ты, воды наших рек испив,Уснуть захочешь здесь, под этим небом…Данилова Ольга (г. Электроугли, Московская область)Живые и мёртвые

Поймите, не о памятниках речь.Здесь даже слово сникло и озябло.Октябрь вне формата минских встречрванул в глаза шрапнелью райских яблок.

…Они не выбирали времена,среди других живя и умирая,когда их души прибрала война:кто в этом октябре, кто в прошлом мае.

Здесь не понять: на передке? в тылу?Здесь не измерить – долгий путь, недолгий?..И отставник сползает по крылудоставившей снаряды старой «Волги»к упрямому стволу на Карачун.И в том строю – кто на броне, кто пеший –стоят они: оратор и молчун,Ромашка-пономарь и снайпер-леший.

Строй поварих и медсестёр седых,врачей, газовщиков, связистов местных.Пенсионер с бутылками воды:один на всех соседей. Три подъезда.

Здесь мальчик: мы с тобой пойдём домой,я только отдохну немного, папа…Здесь строй имён – они укор немой.Земля во рту под звук осенних капель.

Здесь бьёт и бьёт проклятый миномёт,снимая адом прошенные жатвы.Здесь женщина с осколочным в живот,родившаяся ровно в сорок пятом.

Здесь каждый – воин. Посмотри: одноназло и киборгу-наёмнику, и чёрту,с луною споря, светится окнов кромешной темноте аэропорта.

И накрывают залпы годовщинтела своих и вражеские трупы.Летящий к югу журавлиный клиннацелен остриём на Мариупольи выкликает поимённо их,по зову сердца, а не по приказу.И все они стоят, храня живых,обняв живущих безоружным глазом.

Крысин Евгений (Ейск, Краснодарский край)В Донецком аэропорту

В донецком аэропортуиз-под разбитого бетонатюльпаны огненно цветут,застыли траурные кроны.

Побиты стены в решето,трава таращится из сажи,стараясь о пережитомне вспоминать корнями даже.

Но, не стесняясь красоты,как кровь, пролитая из раны,на фоне мрачной пустотыалеют свежие тюльпаны.

Земля донецкая моя!Осколком прежней Украиныты приходи скорей в себяи восстанавливай руины.

Ратич Лариса (г. Санкт-Петербург)Письмо киевлянину из Донбасса

В пожарах смерти – ад горячих дней…Им разве оправдание найдётся?!Но между нами – кровь моих детей.И ты ответишь, брат.Тебе придётся.Пусть сводки лживых укроновостейтебе талдычат истину другую,но между нами — кровь моих детей!Я за неё сейчас с тобой воюю.Ты — похоронных тоже жди вестей:оружие возмездия готово!Ведь между нами — кровь моих детей,я за неё спрошу с тебя сурово.Надеешься, наверно, без затейвсё утрясти, когда настанут сроки?Так между нами — кровь моих детей,и не спасут тебя твои пророки.Хоть ты пригрел бандеровских чертей,но знай:страшна и памятна примета,что между нами — кровь моих детей.Я не прощу тебя.Запомни это.Бениаминов Андрей (г. Псков)С добрым утром

Чуть дрожит рассвет. Разгоняя мрак,солнце лезет вверх и слепит глаза:— С добрым утром, мой недобитый враг.Я в дозоре, значит, стрелять нельзя.

И не знаю, рад тому иль не рад,что вчера тебя не поймал в прицел…Нас прошедшей ночью утюжил «Град» —два «двухсотых» рядом, а я вот – цел.

Я лежу, оглохнув от тишины,и жую травинку, чтоб не курить,а на той, другой стороне войны,мой заклятый враг продолжает жить.

С ним росли бок о бок, в одном дворе,и играли в прятки, в войну, в футбол:невдомёк играющей детворе,что один «кацап», а другой «хохол».…Старый дом разрушил шальной снаряд,там погибли дочь моя и сынок…— С добрым утром мой недобитый враг.Мне осталось только спустить курок.

Марьинских Андрей (г. Екатеринбург)Я умер за Донбасс

Всем, кто погиб на Донбассе,защищая землю от фашизма,вечная память!

Я смотрю из развала на порушенный остров,На воронки снарядов среди черных могил,На взметнувшийся в крике догорающий остовБронебойной машины в луже красных чернил.Я смотрю, задыхаюсь от удушливой гари,От простреленных легких, разрывающих грудь.Меня бьют сапогами озверевшие твари,Я сегодня погибну, завершится мой путь.Ты прости меня, мама, принесенное гореУж до смерти твоей будет рядом стоять.Я сегодня умру, в небе черное мореОтразится с рассветом и обрушится вспять.Я преследую вечность, моя боль затихает,Облегчением бьется колокольный раскат.Золотым ручейком в небеса улетает,Отстрадав все земное, душа на закат.

Игнатова Наталья (Донецк)О людях и войне

Больно сейчас всем –Только одни молчат,А другие на каждом углуО страданьях своих кричат.Страшно сейчас всем –Только одни встаютИ защищать других,Сурово и твердо идут.Обидно сейчас всем,Только одни собралисьИ на защиту добраГордо с колен поднялись.Растеряны все сейчас,Только одни бегут,Ну, а другие здесь –Город свой берегут.Сердятся часто все,Особенно на врагов,Но лучше помочь друзьям,Освободив от оков.Горько сейчас всем,Час испытаний пришел:Кто-то себя потерял,А кто-то себя нашел.Сметанин Сергей (г. Санкт-Петербург)Майдану

Устал от грозных новостей,Переживать душа не в силах.Ну, сколько можно сворой всейПлясать на отческих могилах!

Я «западенцев» тоже знал,Они от жизни ждут подарков.От них я жалоб не слыхалНа притесненья олигархов.

Зачем же к свету подниматьНаследье злобных мракобесов?Вам захотелось воеватьИз профашистских интересов?

Но как ни будет бой жестокЗа возрожденного ИудуНи Яценюк, ни ТягнибокНароду счастья не добудут.

Дождутся яроши ганьбы*!Прозреет вещий хор народа:Нужны им верные рабы,А не майданная свобода.

* Ганьба — позор, срам, стыдРосс Александр (Новоросия)Русские идут!

Слова «Русские идут!» в мире издавна воспринимались двояко: обиженными и угнетёнными – как маяк надежды и освобождения, тиранами и злодеями – как угроза смертельная…

В Одессе жарким зноем дышит лето,В Луганске с воем мины землю рвут…И вот, как вздох, как тихий шелест ветра,Слышнее, ближе: «Русские идут!»

Они идут, как шли и в сорок пятом,От наших рек – до чуждых берегов.Шли за Победой русские солдаты –И ужас каменел в сердцах врагов!

Как ждали их все страны и народыРастерзанной фашистами Земли!Коль снова к власти пробрались уроды –Что ж, снова в битву русские пошли!

Мир жёстче стал, люд – злее, чувства – суше,И дни ещё нелёгкие грядут…С улыбкой мать-Россия смотрит в душу,Когда я слышу: «Русские идут!»

Бурашникова Светлана (Сарапул, Удмутрия)Украинскому солдату

памяти детей, павших жертвами гражданской войны 2014-2016гг. на Донбассе, посвящаетсяНе знаю, как тебя назвать,и что сказать, чтоб ты услышал……Как тихо обгорелый клёнприкрыть растерзанную крышуПытается своей культейот злых дождей и воя ветра…Ведь там внизу всё спят и спятдва тельца маленьких под пеплом.Не знаю, как тебя назвать…Услышишь ли, как скрипом душуТерзает форточка окна,пытаясь их прикрыть от стужи.Как воет ветер… Только онживым остался на руинахИ, стон его, как бабий стон —над крышей, вспаханною миной.Не знаю, как тебя назвать…и вряд ли ты меня услышишь —Ты, тот, кто мину посылал,надеясь, что война всё спишет.Не спишет. Как, не спишет тем,кто для тебя вязал перчатки,Чтоб ты недрогнувшей рукойвставлял снаряд и бил «в десятку».

Синицкий Геннадий (г. Невель, Псковская область)Шрам на сердце у юнца

Село окраины восточной,донецкий хутор у реки,сюда однажды тёмной ночью,нагрянули силовики.

В домах устроили погромы,грабёж, насилие творят,а у одной саманной хаты,семейство выстроили в ряд.

«Ты коммунист — сказал каратель,тебе выносим приговор,за то, что был ты председатель,казним тебя и палим двор».

«Детей малэньких пожалейте»,разбитым ртом шептал казак,жена упала на колении умоляла тех служак.

Петлю накинули на шею,связали руки за спинойи омут принял ветерана,сомкнув волну над головой.

А хата ярко полыхала,и у калитки со двора,растерзанная мать лежала,ревела рядом детвора…

Глотая слёзы шёл к Донецку,осиротевший паренёк,неизгладимый шрам на сердце,печатью ярости пролёг.

А взгляд искрил такою силой,вмиг поседевшего юнца,он помнить будет до могилыи отомстит за смерть отца.

P.S.:«Азов», «Айдар», «Торнадо», «Сечь»,всех палачей не перечесть,настигнет кара за Донбасс,настанет судный день и час.

Советная Наталья (г. Санкт-Петербург)Родня

Памяти Булаевых: Олега, 35 лет, Татьяны, 34 лет, Даниила, 9 лет, Софии, 4 лет, погибших 14 ноября 2014 года от артобстрела украинской армией

Где дом стоял, там нет жилья –Смешало камень с плотью «Градом».Погибла в Горловке семья,Распята киевским снарядом.

…Глядят с улыбкой из вчера –Живые! – на семейном фото.И в незнакомых их чертахЯ вижу родственное что-то.

Фамилия – родня роднёй!Ах, как тревога бьётся дрожью…Шепчу, молю я: «УпокойСказнённых хунтой, Правый Боже!»

Рыдает мёрзлая земля.И не согреться –Из далёка,Из горько-золкого* быльяВойны зловеще смотрит око.

Там каждый день и каждый часГорит. Кропится кровью время…Я сиротею за Донбасс.И в Русь – святую – крепче верю!

*- золкого (бел.яз.) – промозглого

Оргсекретарь Конкурса, член Союза писателей России Андрей Антонов

litgazeta.dompisatel.ru

ГРАМОТОЙ ЛАУРЕАТОВ НАГРАЖДАЮТСЯ: Первой степени - Баева Алина Владимировна (г. Донецк) за стихотворение «Малыш-сепаратист»

Транскрипт

1 Итоги Конкурса «Донбасс, Донбасс, земля моя, ты весь горишь в огне» Подведены итоги конкурса одного стихотворения «Донбасс, Донбасс, земля моя, ты вся горишь в огне», объявленного Санкт-Петербургским отделением Союза писателей России, ВСД «Русский Лад», Петровской Академией наук и искусств, Музеем Новороссии. На рассмотрение жюри конкурса (председатель руководитель Санкт-Петербургского отделения Союза писателей России Б. А. Орлов) поступили стихотворения от 93 авторов из России, Беларуси, Донецкой и Луганской Народных Республик. Достаточно обширна география российских авторов Санкт-Петербург и Ленинградская область, Москва и Московская область, Крым, Псков и Псковская область, Екатеринбург, Воронеж, Ульяновск, Сарапул (Удмуртия), Кировская область, Челябинск, Иркутск, Хакасия, Оренбург, Ростовская область, Барнаул, Кострома, Уфа, Новосибирск, Саратов, Калиниград, Нижний Новгород, Астрахань. Трагедия и героизм Донбасса не оставили равнодушными творческих людей на огромных славянорусских просторах. Перед жюри стояла трудная задача, из большого количества произведений, отличающихся высокой гражданственностью, выбрать лучшие. Многие стихотворения невозможно было читать без эмоций. Чувствовалось, что поэтические строки были выстраданы авторами. Особенно эмоциональны были стихи поэтов Донбасса. Юных авторов жюри решило отметить дипломами в номинации «Дебют». Кроме того, принято решение опубликовать стихи 12 авторов, не вошедших в число лауреатов и дипломантов Конкурса. Стихотворения всех перечисленных авторов будут опубликованы на сайтах СПб Дома писателя, Музея Новороссии, Петровской академии наук и искусств, в газете «Литературный Санкт-Петербург». В дальнейшем при появлении финансовых средств стихи участников Конкурса вместе со стихами поэтов Союзов писателей России, ДНР, ЛРН возможно будут изданы отдельным сборником стихов, посвящённых Донбассу. Но это будет реализовано, повторяем, при появлении финансовых средств. ГРАМОТОЙ ЛАУРЕАТОВ НАГРАЖДАЮТСЯ: Первой степени - Баева Алина Владимировна (г. Донецк) за стихотворение «Малыш-сепаратист»

2 Второй степени: - Аникиенко Наталья Ивановна (г. Иркутск) за стихотворение «Донбасс, Донбасс, земля моя, ты весь горишь в огне», - Дугиль Татьяна Александровна (г. Евпатория, Крым) за стихотворение «Ангел-хранитель Новороссии», - Овчаренко Сергей Георгиевич (г. Евпатория, Крым) за стихотворение «Сестрёнка», Третьей степени: - Гонтарева Людмила Геннадьевна (г. Краснодон, ЛНР) за стихотворение «Молитва», - Григорьев Геннадий Геннадьевич, псевдоним Григорий Егоркин (Челябинск) за стихотворение «Разговор с пленным», - Канавщиков Андрей (г. Великие Луки, Псковская область) за стихотворение «Новый Год в Новороссии», - Скиф Владимир Петрович (г. Иркутск) за стихотворение «Бескрылый Ангел», - Спасибина Инна Николаевна (г. Гомель, Беларусь) за стихотворение «Дом, где детство моё прошло». Дипломами в номинации «Дебют» награждаются: - Дубровина Евгения Александровна (г. Нолинск, Кировская область), - Корнаков Ростислав Олегович (г. Макеевка, ДНР), - Мартынюк Евгения Саркисовна (г. Макеевка, ДНР), - Меньшова Дарья Сергеевна (г. Москва), - Синякин Игорь Владимирович (г. Горловка, ДНР), - Стратиенко Алексей Николаевич (г. Торез, ДНР), - Ткаченко Юлия Александровна (г. Донецк, ДНР). Дипломы лауреатов и номинантов «Дебюта» будут высланы авторам электронной почтой. Организаторы и жюри Конкурса благодарят всех авторов за проявленную активную гражданскую позицию и желают им новых творческих успехов! Стихотворения лауреатов, дипломантов.

3 Баева Алина Малыш-сепаратист Красавец клен, раскинувшись над садом, в коляску сбросил с ветки яркий лист. Сжимая погремушку, как награду, спокойно спит малыш-сепаратист. Сопит и видит сны, порой зевая, не ощущая злости и вины, Хоть изгнан был он (сам того не зная) На землю эту грешную из рая Жестоким богом летом в год войны. Вот "повезло", вы скажете, родиться в семье у тех, кто на передовой. Так как же малышу спокойно спится под грохот и далекий минный вой? Увы, не позавидуешь, страдальцу, да разве это жизнь среди войны Ну а малыш под теплым одеяльцем, Держа во рту тихонько сладкий палец, Досматривал сиреневые сны, Пока не понимая то, что в мире, болеющем хронической войной, Он был заочно выделен пунктиром и проклят желто-синею страной, Что для кого-то он несет угрозу, по сути хоть - наивен, светел, чист Его убрать мечтают, как занозу, Ведь из него уже (какая проза) Отъявленный растет сепаратист. Клеймят безбожно, вынося вердикт, поправ «слезинки детской» постулаты. Ну что с того, что будет он убит, зато страна однажды вступит в НАТО. На мирных жертвах жирный ставят крест - не жалко малышей, больных, убогих, Пенсионеров, школьников, невест В стране-убийце нет вакантных мест, А потому, убрать готовы многих. Он вырастет и все поймет однажды, но сможет ли простить и отпустить Грехи всем тем, кто посчитал, что важно его еще в младенчестве убить? И будет мир, в котором он напишет свой заголовок, выбрав чистый лист, Но, не забыв про то, что был он лишним,

4 Того, кто возомнил себя Всевышним, И тех, кто звал его сепаратист. Ну а пока в шуршащем листопаде уходит осень, дверь открыв зиме, Мечтаем о победах и парадах, о мирных днях и маленькой стране Сжимая погремушку, как гранату, спокойно спит себе и видит сны Простой малыш, моя смешная «вата», Не знающий про «мирных жертв» и НАТО, Рожденный этим летом в год войны. Аникиенко Наталья Донбасс, Донбасс, земля моя, ты весь горишь в огне Реальность нынче такова? Иль это снится мне? Я вижу слёзы стариков... Я слышу детский крик Что стало с Родиной моей? В один ужасный миг Клубится дым и слышен залп, пылают города Донбасс, Донбасс, земля моя, за что пришла беда? За что чужими стали мы в Единой той стране, Которая стреляет в нас. И есть ли смысл в войне? За что погибнет мой сосед? И поседеет мать? А малышам придётся вновь в подвалах ночевать Они боятся. Скажут: «Гром». А это будет «Град». Кто выиграет? Победа в чём? Кто хочет тех наград? И разве стоит эта власть всех материнских слёз? И жизни, что оборвалась Не в шутку, а всерьёз. Кто мне ответит почему? В чём правда? Где подвох? В чём виноваты мы, Донбасс? Пусть всех рассудит Бог Кто «Патриот» и кто «Герой», когда руки в крови? Донбасс, Донбасс, земля моя, молюсь, прошу: «Живи». Я верю, что наступит мир на улицах твоих. И в парках розы зацветут, как символ всех живых. Кто дом и край свой защищал, кто не жалел души. Донбасс, Донбасс, земля моя, молюсь, прошу: «Дыши». Твой дух и волю не сломить. Ведь знают все давно. Ты на коленях не стоишь. Поставить - не дано. Дугиль Татьяна Ангел-хранитель Новороссии

5 (Монолог пятилетней девочки из Славянска, убитой прямым попаданием снаряда украинской армии) Добрый дедушка Бог, я совсем на тебя не в обиде, Что меня не сберёг, когда дождь миномётный пошёл. Об одном лишь прошу: пусть родные услышат, увидят Я не плачу в раю, и на облачке мне хорошо. Был погожим денёк, солнце ярко и жарко светило, И порхали стрекозы, слюдой крылышек тонко звеня Кто представить-то мог, что безумная адская сила Из песочницы в небо взметнёт не песок, а меня? Помертвела лицом, вмиг состарилась юная мама. Стал седым и ушёл в тот же день в ополченцы отец. Я скучаю по ним, но твержу не по-детски упрямо И святым, и живым, что конец мой совсем не конец. Неубитый Славянск над войной свои точки расставит. Впереди суд да дело. А пока не рассеялась мгла, Добрый дедушка Бог, научи, как мне крылья расправить И укрыть ими город, в котором так мало жила... Овчаренко Сергей Сестрёнка С утра у мамы мокрые глаза, а на столе лежит листок тетрадный Сынок, твоя сестрёнка-егоза погибла десять дней назад под «Градом». Весть горькую душою не приму! С сестрой мы этим летом были рядом. На улице играли все в «войну», И Натка верховодила отрядом. Всем обо всём рубила прямиком, хотела быть похожей на мальчишку, а вечерами плакала тайком над строчками стихов из взрослой книжки.

6 О Господи! Всего 12 лет! вздохнула мам. За что убили Натку? Я ничего ей не сказал в ответ, а просто встал и выбросил рогатку. Гонтарева Людмила Молитва Услышь нас, Господи, мы живы, пошли на землю свой конвой гуманитарный. Тянет жилы сирены вой и ветра вой Поверь нам, Господи, мы люди. В братоубийственной войне за всех солдат молиться будем, на той и этой стороне. Прости нас, Господи, мы серы и сиры в глупости своей. В родной земле греша без меры, мы просим процветанья ей Спаси нас, Господи, мы слабы: от минометного огня, стрельбы и ненасытных «градов», мы сами не спасем себя. Спасибо, Господи, мы живы Григорьев Геннадий (псевдоним Григорий Егоркин) Разговор с пленным Он приткнулся в углу, на матрасах, Молодюсенький, двадцать не дашь. Бинт на шее, синяк возле глаза И в засохшей грязи камуфляж. Миска с кашею. Кружка с водою. На часах с карабином казак. «Эй, герой! Со вчерашнего боя?» Приподнялся малой:

7 «Точно так». Неприютна у хлопца фатера, Свет скупой из-под самых стропил. «Получается, из бэтээра Ты по мне разрывными лупил? Дело прошлое всей нашей роте Было жарко от вашей брони». Пожимает плечами: «Выходит, Я стрелял по тебе. Извини. Но и вы наподдали рассолу, С двух «шмелей» взяли нас на прицел. Вот тогда и убило Миколу, А Толян в бэтээре сгорел». Зуб за зуб или око за око... Так, кажись, испокон говорят? В том бою потеряли мы Дока И трёхсотыми пару ребят. Дать за Дока бы в лоб со всей дури, Так домой Док хотел к декабрю! Держит что-то однако. «Закурим?» Виноватый смешок: «Не курю». Не идёт разговор. Между нами Боль. Война. Окаянные дни. «Мне б короткий звонок... Мне бы маме...» Достаю телефон: «Позвони». Канавщиков Андрей Новый Год в Новороссии От нытья немного толку. Всё известно наперёд: И в окопе ёлка ёлка, Новый год он Новый год. Никаких игрушек нету.

8 Ничего. Для куражу Боевую нашу ленту Сверху ёлке повяжу. Нацеплю кольцо лимонки, Из разгрузки оборот Крикну в небо из воронки: «Здравствуй, что ли, Новый год!». Переможем силу вражью. И подарки не вопрос. Вот ползёт с бидоном каши Старшина, наш Дед Мороз. Что на мир коситься волком, Хоть и будет скоро бой?! И в окопе ёлка ёлка. Пахнет чудом и смолой Скиф Владимир Бескрылый Ангел Где ты, Россия, и где ты, Москва? В небе врагами зажатый, Это бросает на ветер слова Ангел с последней гранатой Юрий Кузнецов 1 В штольнях века плыли наркоманки, Пел уродец или Божий птах. По России шёл бескрылый Ангел В синяках, коростах и шипах. Покрывалось время серой пылью, Всюду билась дольняя печаль. Где, бескрылый, потерял ты крылья? Чёрный Демон Ангелу кричал.

9 Ангел, видно, многого не помнил, Он смотрел в тревоге на людей. Крыльев нет он это сразу понял, Где найти их не было идей Перед ним Москва огнём горела, На Арбате шёл воров парад. И вдали до самого предела Простирался современный ад. 2 Ангел вспомнил: вечером остылым Он спустился с облачных небес Это где-то над Полтавой было, Мимо мчался торопливый бес. Всё, как будто, рядом, близ Диканьки, Но среди размолотой земли Пахло чёрным порохом и танки По дорогам Украины шли. И не пел Боян, а пуля пела, Разрывался гробовой снаряд. Ангел посмотрел оторопело На убитых хлопцев, лёгших в ряд. Он увидел мир несовершенный, Понял: что-то на земле не так Закричал, как будто оглашенный, И пошёл с гранатою на танк Он очнулся в тёмных катакомбах, Его били много дней подряд. Ангел жил, но превратился в зомби, Его крылья оторвал снаряд. А когда во тьме его подняли, Он бескровен был и очень плох. На «укропа» ночью обменяли У ручья, который пересох

10 Покрывалось время чёрной пылью, Мир тяжёлой злобой истекал. Видел я: меж небылью и былью Ангел крылья белые искал. Спасибина Инна *** Дом, где детство моё прошло, Весь разбит, раскурочен «градом»: Горы хлама, бетон, стекло Как была моя мама рада В доме этом творить уют, А какие мы песни пели Нынче так уже не поют: Может души отяжелели? Я как будто бы слышу вновь, Как мы тянем светло и грустно: Про кохання и про любовь На украинском и на русском, Как, за праздничный стол садясь, Дед мой важно выводит басом: «Ой, касiў канюшыну Ясь» Не деля Беларусь с Донбассом, Твёрдо зная, что мы народ! Веток много, а ствол единый Враг кровавые клинья бьёт Между Родиной и Радзiмай! Чтобы брату не верил брат, Чтобы брат ненавидел брата Воспевай незалежнасць «хат», Где у каждого с краю хата! Где ж ты, Русь?! Отзовись, скажи, Как врагов ты крушила смело Только вот от коварной лжи Защитить себя не сумела.

11 Ложь опутала всё вокруг, Ложь детей наших кривде учит Только слышу набатный стук В богатырской груди могучей! Волю добрую не сломить: Ложь коварна, а ПРАВДА ВЕЧНА! РУСЬ восстанет и будет ЖИТЬ! Цело-мудренно, Чело-вечно! Дубровина Евгения Донбасс в огне! Донбасс в огне, Донбасс в беде, Кому нужна война, не понимаю, Опять мы слышим стоны на земле, Опять в детей и стариков стреляют. Огонь и кровь и вновь пылают хаты, Луганск, Донбасс, под вражеским огнем, Опять пришёл фашизм, опять блокада, Беда пришла к нам в каждый дом. Донбасс в беде, Россия не оставит, Держитесь братья из последних сил, Беда не будет больше нами править, Пощады злу не будет сколько не проси. Твои освободители всегда на страже, И Воин и Шахтёр у Вечного Огня, Им лютый враг давно не страшен, С того Победного, ликующего дня! Наступит день, кто виноват, ответят, От божьей кары Хунта не уйдёт, Россия и Донбасс Победу встретят, И долгожданный мир к нам в дом придёт! Корнаков Ростислав

12 Сон посвящение другу Я потихоньку схожу с ума В голове моей ясные мысли блекнут. Я на минуту закрою глаза И, как пух разлечусь по ветру Залечу синицей в свой дом, Посмотрю на родную маму- Поседела, постарела она И заноют мои старые раны. А потом полечу по селу, Посмотрю на старых друзей Что-то резкое вдруг кольнуло в боку И я вспомнил, что их в живых уже нет. Они погибли на этой войне, За свою землю сражаясь браво. Один под Дебальцево в танке сгорел, Другого в Славянске шальная пуля догнала. Я проснулся в холодном поту И хотелось побежать вдоль дороги, Но бежать, к сожалению, я не могу В бою оторвало ноги Мартынюк Евгения И каждый раз, когда сгорает пламя, И слышен треск церковных свеч, Живые держат боевое знамя - За тех, кто пал, желая нас сберечь. За тех, ушедших за границу Света Земли великой верные Сыны! И не забыть потомкам правды этой О подвигах солдат своей страны. Они боролись крепко за свободу, За Мир и за свою к земле любовь! Чтоб мог Донбасс родной встречать восходы,

13 Чтоб были в закромах и хлеб, и соль Трещит свечи неистовое пламя Пожарища на реках и полях Живые держат боевое знамя, О павших плачет Родина моя. И целые полки шагают в небо Врагам не замолить грехи вовек! О, сколько ран, полученных нелепо Убитых горем Выживших - калек Но верю, что придет победный месяц! И мирные в дома вернутся сны Своих детишек на пороге встретят Макеевки родной моей Сыны. Меньшова Дарья Тусклая свечка горит на столе Тусклая свечка горит на столе. Весь дом окутан в ночной серой мгле. На голом ледяном полу, взывая к Господу мольбу, Сидит девчушка семи лет. - Ах, Господи! Дай мне ответ! Ах, чем я виновата, скажи мою вину? Что я такого сделала, чтоб видеть всю эту войну? Я не хочу, чтоб пули над моею головой летали И чтоб, такие же, как я под ними погибали. Ты лишь нам дал всю жизнь и сохрани её, пожалуйста, Ко мне из жалости, ко всем из жалости! Чем виновата я? Услышь мою мольбу! Чем провинилась я, чтоб видеть всю эту войну Тусклая свечка горит на столе.

14 Весь дом окутан в ночной серой мгле. На голом ледяном полу, взывая к Господу мольбу, Девчушка семи лет ждала от Господа ответ. Синякин Игорь Город в огне Мой город любимый окутан огнем, Крики и стоны слышатся в нем. И плач матерей по убитым сынам. Ад на земле устроили нам. Пылает там хата, а с ней вся семья, Выстрел орудия стал им судья. А вот и на мине подорван малыш. Лишь об одном сейчас ты кричишь: Будь проклят кровавый фашистский режим! Вскоре судьбу твою мы разрешим! За каждую смерть! За ребёнка слезу! Будем мы громом в весеннюю грозу! Виновных судить по законам войны: Кровью за кровь расплатиться должны! Стратиенко Алексей Победа или смерть Рота, подъём! Тревога! Атас! Враг в наступленье пошел прям на нас! Хватаем оружье, в разгрузку БК. Вот он «груз-200» везут с «передка» Рота, к машинам! Взвод, на броню! Колонна, вперед! Наши братья в бою! Движемся быстро на помощь друзьям, Надо БК привести пацанам. Рота, к машинам! Пригнулись, бегом! «Града» пакеты ложатся кругом Слышу я залпы «Пиона» вдали. Вниманье, ложись! Танк наши сожгли Рация, связь-артиллерия нужна! Ударьте по ним, сожгите врага! А танки всё прут, пехота пошла.

15 «Оружие к бою!»-команда слышна. За Родину нашу, Донбасс наш родной, Стрелять по врагу буду пока я живой. За братьев, за землю, за плачь матерей, Оплакивающих павших в боях сыновей, За правду, за веру, за русский народ Я вас уничтожу! Где мой пулемет? Минометы работают, пули свистят Держать оборону, ни шагу назад! Пальба из орудий, пулеметчик огонь! Граната у сердца и крестик в ладонь Лента закончилась и пулемет смолк. Дружище, беги! Но бежать он не мог Подбежал, посмотрел, он не жилец Гранатометчик осколочной стрельнул, подлец. Меняю позицию, зарядил автомат, Очередями отстреливаю я супостат Свист я в ушах слышу, мина летит. Ныряю за бруствер, взрыв танка гремит. «Гвоздики» работают, накрывая врага, Бойцы ободрились, огонь из ПК! ПТУР приготовить, танкисты вперед! Кто к нам с мечом, от меча и умрет! Противник укрылся, назад отступал, Бросая «трёхсотых» в тыл он бежал. Стрелять им в затылок не трудно вполне За братьев, погибших на этой войне. Повержен противник, окончен наш бой. Постился с братишкой Прощай, друг родной! Ты храбр и смел при жизни был, В бою никого никогда не подводил. Помни, Донбасс, героев своих! Помните, люди, бойцов молодых! Верой и правдой служим мы вам! Я свою землю врагу не отдам! Ткаченко Юлия Боссе. Январь. Двадцать второе.

16 Троллейбус семнадцать, попадание прямое. На остановке кровавый обстрел, Из них умирать никто не хотел Боссе. Январь. Двадцать второе. Они террористы? Да нет, герои! Скажите, в чем их была вина? И кем им объявлена эта война? Боссе. Январь. Троллейбус семнадцать. Погибших тринадцать и раненых двадцать. Трагедией этой судьбы задеты, Мы знаем виновных, прощения нет им. Боссе. Январь. Троллейбус семнадцать. Весь город в тот день пришел попрощаться, И не было лиц безразличных тогда, Ведь к каждому в дом постучалась беда. И душам павших мы строки слагаем, Вас любим, скорбим, и о Вас вспоминаем. Героям цветы пусть возложит наследник, На ту остановку, что стала последней 12 стихотворений участников Конкурса Бережнева Марина (г. Донецк, ДНР) В те дни, когда на волоске Меж светом бытия и ночи мраком Держал Господь Донецк в Своей руке, И детскими слезами город плакал, В те дни, когда - любого ты спроси, Из тех, кто не бежал через границы, О принадлежности к Святой Руси Донбасса, и о том, что снится В минуты между залпами атак,

17 Среди недолгих и нелепых споров Любой ответил бы - да, это так - Что говорить, не нужно разговоров О сокровенном, о корнях, о снах Что пересматривать нам поздно, други - Из крови вылит алый-алый стяг, А по Донцу идут на помощь струги Их, покорителей донских степей, Заждались тут - уже тысячелетье В Дон кануло - теперь поди испей Водицы - без отравы лихолетья. Святой воды - прошедшей сквозь слои Пустой породы, сланцев, антрацита О светлые товарищи мои - Так много нами той воды испито... Горчит она полынной муравой, Сластит - степными светлыми медами. Степною волей пахнущей травой, Пропитан воздух наш и наши дали....мы - часть её, и судьбы разделив С Великой Степью, как краюху хлеба, Ты, воды наших рек испив, Уснуть захочешь здесь, под этим небом... Данилова Ольга (г. Электроугли, Московская область) Живые и мёртвые Поймите, не о памятниках речь. Здесь даже слово сникло и озябло. Октябрь вне формата минских встреч рванул в глаза шрапнелью райских яблок. Они не выбирали времена, среди других живя и умирая,

18 когда их души прибрала война: кто в этом октябре, кто в прошлом мае. Здесь не понять: на передке? в тылу? Здесь не измерить долгий путь, недолгий?.. И отставник сползает по крылу доставившей снаряды старой «Волги» к упрямому стволу на Карачун. И в том строю кто на броне, кто пеший стоят они: оратор и молчун, Ромашка-пономарь и снайпер-леший. Строй поварих и медсестёр седых, врачей, газовщиков, связистов местных. Пенсионер с бутылками воды: один на всех соседей. Три подъезда. Здесь мальчик: мы с тобой пойдём домой, я только отдохну немного, папа Здесь строй имён они укор немой. Земля во рту под звук осенних капель. Здесь бьёт и бьёт проклятый миномёт, снимая адом прошенные жатвы. Здесь женщина с осколочным в живот, родившаяся ровно в сорок пятом. Здесь каждый воин. Посмотри: одно назло и киборгу-наёмнику, и чёрту, с луною споря, светится окно в кромешной темноте аэропорта. И накрывают залпы годовщин тела своих и вражеские трупы. Летящий к югу журавлиный клин нацелен остриём на Мариуполь и выкликает поимённо их, по зову сердца, а не по приказу. И все они стоят, храня живых,

19 обняв живущих безоружным глазом. Крысин Евгений (Ейск, Краснодарский край) В Донецком аэропорту В донецком аэропорту из-под разбитого бетона тюльпаны огненно цветут, застыли траурные кроны. Побиты стены в решето, трава таращится из сажи, стараясь о пережитом не вспоминать корнями даже. Но, не стесняясь красоты, как кровь, пролитая из раны, на фоне мрачной пустоты алеют свежие тюльпаны. Земля донецкая моя! Осколком прежней Украины ты приходи скорей в себя и восстанавливай руины. Ратич Лариса (г. Санкт-Петербург) Письмо киевлянину из Донбасса В пожарах смерти ад горячих дней Им разве оправдание найдётся?! Но между нами кровь моих детей. И ты ответишь, брат. Тебе придётся. Пусть сводки лживых укроновостей тебе талдычат истину другую, но между нами - кровь моих детей! Я за неё сейчас с тобой воюю. Ты - похоронных тоже жди вестей: оружие возмездия готово! Ведь между нами - кровь моих детей, я за неё спрошу с тебя сурово.

20 Надеешься, наверно, без затей всё утрясти, когда настанут сроки? Так между нами - кровь моих детей, и не спасут тебя твои пророки. Хоть ты пригрел бандеровских чертей, но знай: страшна и памятна примета, что между нами - кровь моих детей. Я не прощу тебя. Запомни это. Бениаминов Андрей (г. Псков) С добрым утром Чуть дрожит рассвет. Разгоняя мрак, солнце лезет вверх и слепит глаза: - С добрым утром, мой недобитый враг. Я в дозоре, значит, стрелять нельзя. И не знаю, рад тому иль не рад, что вчера тебя не поймал в прицел Нас прошедшей ночью утюжил «Град» - два «двухсотых» рядом, а я вот цел. Я лежу, оглохнув от тишины, и жую травинку, чтоб не курить, а на той, другой стороне войны, мой заклятый враг продолжает жить. С ним росли бок о бок, в одном дворе, и играли в прятки, в войну, в футбол: невдомёк играющей детворе, что один «кацап», а другой «хохол».... Старый дом разрушил шальной снаряд, там погибли дочь моя и сынок... - С добрым утром мой недобитый враг. Мне осталось только спустить курок.

21 Марьинских Андрей (г. Екатеринбург) Я умер за Донбасс Всем, кто погиб на Донбассе, защищая землю от фашизма, вечная память! Я смотрю из развала на порушенный остров, На воронки снарядов среди черных могил, На взметнувшийся в крике догорающий остов Бронебойной машины в луже красных чернил. Я смотрю, задыхаюсь от удушливой гари, От простреленных легких, разрывающих грудь. Меня бьют сапогами озверевшие твари, Я сегодня погибну, завершится мой путь. Ты прости меня, мама, принесенное горе Уж до смерти твоей будет рядом стоять. Я сегодня умру, в небе черное море Отразится с рассветом и обрушится вспять. Я преследую вечность, моя боль затихает, Облегчением бьется колокольный раскат. Золотым ручейком в небеса улетает, Отстрадав все земное, душа на закат. Игнатова Наталья (Донецк) О людях и войне Больно сейчас всем Только одни молчат, А другие на каждом углу О страданьях своих кричат. Страшно сейчас всем Только одни встают И защищать других, Сурово и твердо идут. Обидно сейчас всем, Только одни собрались И на защиту добра Гордо с колен поднялись. Растеряны все сейчас, Только одни бегут,

22 Ну, а другие здесь Город свой берегут. Сердятся часто все, Особенно на врагов, Но лучше помочь друзьям, Освободив от оков. Горько сейчас всем, Час испытаний пришел: Кто-то себя потерял, А кто-то себя нашел. Сметанин Сергей (г. Санкт-Петербург) Майдану Устал от грозных новостей, Переживать душа не в силах. Ну, сколько можно сворой всей Плясать на отческих могилах! Я "западенцев" тоже знал, Они от жизни ждут подарков. От них я жалоб не слыхал На притесненья олигархов. Зачем же к свету поднимать Наследье злобных мракобесов? Вам захотелось воевать Из профашистских интересов? Но как ни будет бой жесток За возрожденного Иуду Ни Яценюк, ни Тягнибок Народу счастья не добудут. Дождутся яроши ганьбы*! Прозреет вещий хор народа: Нужны им верные рабы, А не майданная свобода.

23 * Ганьба позор, срам, стыд Росс Александр (Новоросия) Русские идут! Слова «Русские идут!» в мире издавна воспринимались двояко: обиженными и угнетёнными как маяк надежды и освобождения, тиранами и злодеями как угроза смертельная... В Одессе жарким зноем дышит лето, В Луганске с воем мины землю рвут И вот, как вздох, как тихий шелест ветра, Слышнее, ближе: «Русские идут!» Они идут, как шли и в сорок пятом, От наших рек до чуждых берегов. Шли за Победой русские солдаты И ужас каменел в сердцах врагов! Как ждали их все страны и народы Растерзанной фашистами Земли! Коль снова к власти пробрались уроды Что ж, снова в битву русские пошли! Мир жёстче стал, люд злее, чувства суше, И дни ещё нелёгкие грядут С улыбкой мать-россия смотрит в душу, Когда я слышу: «Русские идут!» Бурашникова Светлана (Сарапул, Удмутрия) Украинскому солдату памяти детей, павших жертвами гражданской войны гг. на Донбассе, посвящается Не знаю, как тебя назвать, и что сказать, чтоб ты услышал Как тихо обгорелый клён прикрыть растерзанную крышу Пытается своей культей от злых дождей и воя ветра

24 Ведь там внизу всё спят и спят два тельца маленьких под пеплом. Не знаю, как тебя назвать Услышишь ли, как скрипом душу Терзает форточка окна, пытаясь их прикрыть от стужи. Как воет ветер Только он живым остался на руинах И, стон его, как бабий стон над крышей, вспаханною миной. Не знаю, как тебя назвать и вряд ли ты меня услышишь - Ты, тот, кто мину посылал, надеясь, что война всё спишет. Не спишет. Как, не спишет тем, кто для тебя вязал перчатки, Чтоб ты недрогнувшей рукой вставлял снаряд и бил «в десятку». Синицкий Геннадий (г. Невель, Псковская область) Шрам на сердце у юнца Село окраины восточной, донецкий хутор у реки, сюда однажды тёмной ночью, нагрянули силовики. В домах устроили погромы, грабёж, насилие творят, а у одной саманной хаты, семейство выстроили в ряд. "Ты коммунист - сказал каратель, тебе выносим приговор, за то, что был ты председатель, казним тебя и палим двор". "Детей малэньких пожалейте", разбитым ртом шептал казак, жена упала на колени

25 и умоляла тех служак. Петлю накинули на шею, связали руки за спиной и омут принял ветерана, сомкнув волну над головой. А хата ярко полыхала, и у калитки со двора, растерзанная мать лежала, ревела рядом детвора... Глотая слёзы шёл к Донецку, осиротевший паренёк, неизгладимый шрам на сердце, печатью ярости пролёг. А взгляд искрил такою силой, вмиг поседевшего юнца, он помнить будет до могилы и отомстит за смерть отца. P.S.: "Азов", "Айдар", "Торнадо", "Сечь", всех палачей не перечесть, настигнет кара за Донбасс, настанет судный день и час. Советная Наталья (г. Санкт-Петербург) Родня Памяти Булаевых: Олега, 35 лет, Татьяны, 34 лет, Даниила, 9 лет, Софии, 4 лет, погибших 14 ноября 2014 года от артобстрела украинской армией Где дом стоял, там нет жилья Смешало камень с плотью «Градом». Погибла в Горловке семья, Распята киевским снарядом.

26 Глядят с улыбкой из вчера Живые! на семейном фото. И в незнакомых их чертах Я вижу родственное что-то. Фамилия родня роднёй! Ах, как тревога бьётся дрожью Шепчу, молю я: «Упокой Сказнённых хунтой, Правый Боже!» Рыдает мёрзлая земля. И не согреться Из далёка, Из горько-золкого* былья Войны зловеще смотрит око. Там каждый день и каждый час Горит. Кропится кровью время Я сиротею за Донбасс. И в Русь святую крепче верю! *- золкого (бел.яз.) промозглого оргсекретарь Конкурса, член Союза писателей России Андрей Антонов

docplayer.ru

Сепаратисты и казнокрады умышленно очерняли меня, дабы скрыть свои злодеяния

Вокруг имени известного доктора Павла Малыша много слухов и неимоверных сплетен: то он лично добивал раненых украинских солдат, то был заместителем так называемого министра здравоохранения ЛНР, то вдруг восстановлен в должности руководителя здравоохранения Луганской области. Просто какой-то доктор Зло и суперагент. 

На самом деле первая же беседа с Малышем показала, что этот человек вне политики и увлечен исключительно медициной. Человек просто попал в жернова современных событий, лжи и нечистоплотности политиков. Впрочем, судите сами. Предлагаем интервью с этим человеком, пишет Антикор. 

Как получилось, что вас обвинили в сотрудничестве с ЛНР? Какие у Вас были с ними контакты? 

Да никаких контактов не было. Был звонок и предложение от так называемого министра здравоохранения фейковой ЛНР Бабасеньяна работать. Тут все понятно: он сам фармацевт и здравоохранением никогда не занимался. Соответственно, ему нужны были квалифицированные помощники. Я же всю жизнь проработал в здравоохранении при разных властях, министрах и президентах. Предложение было сделано не лично, а по телефону в то время, когда я находился на лечении в Станично-Луганской районной больнице (там у меня была операция). Это предложение сотрудничать было мною безоговорочно отклонено. Тем не менее, через пару дней снова поступил звонок. Теперь это было уже не предложение, а угроза: если не буду работать, то мне и моим близким грозит опасность. Потом со мной говорил какой-то силовик сепаратистов, который в совершенно хамской манере, ультимативно, с угрозами приказал мне прибыть в здание СБУ для беседы. Этот силовик был попросту отправлен  мной по известному адресу:  я заявил, что  никуда не приеду. Но Вы же понимаете, что  угроза от человека невменяемого, человека с оружием   - это не пустой звук, а потому за пять минут я собрал кое-какие вещи -  а собирать было особенно нечего, я же лежал в больнице, вот в этом больничном сел в машину и уехал в Харьков. В 3 часа ночи я уже был в Харькове, где  сразу же обратился в УВД Харькова, куда на тот момент передислоцировалось Главное Управление внутренних дел Луганской области,  с сообщением о совершении преступления, предусмотренного ч. 1 статьи 129 Уголовного кодекса Украины  - угроза убийством. Было возбуждено уголовное дело, все это занесено в единый реестр, у меня есть все эти документы. Собственно  говоря, вот и все контакты с так называемой ЛНР. Там же о данных фактах я письменно, надлежащим образом, уведомил ключевых  исполняющего обязанности губернатора Луганской области, министра здравоохранения Украины и главу Службы безопасности Украины. Более того, в данных сообщениях  я акцентировал внимание на том, что прохожу курс лечения и официально нахожусь на больничном.

Тем не менее, в конце августа в нарушение действующего законодательства, исполняющая на тот момент обязанности губернатора Ирина Веригина, увольняет меня, о чем издает соответствующее распоряжение. Нарушая, таким образом, закон,  повторяю.

Мотивировка данного распоряжения звучала как  «нарушение присяги государственного служащего». 

То есть, так Родина наградила вас за верность присяге и за отказ сепаратистам под угрозой смерти? 

 Да уж, наградила…  После увольнения Веригиной губернатором стал Геннадий Москаль и меня пригласили на собеседование к нему в плане предложения работы. 

Теперь Родина все же вспомнила о вас и решила исправить ошибку? 

Этого мне уже узнать не удалось. По приезду  туда,  в Северодонецк, при входе в здание администрации я был похищен неизвестными людьми в камуфляжной форме с оружием и гранатами.  Они меня продержали полтора дня в подвале. Затем  привязали ко мне гранату, положили в багажник авто и в таком виде повезли в город Киев в арендованную квартиру, в которой на тот момент проживала моя семья. 

За выкупом? 

Очевидно да. Но дело в том, что о похищении стало известно,  и полицией была проведена операция  по моему освобождению. Преступников задержали, а вот уже через сутки их отпустили. 

Вооруженных похитителей людей? 

 У них было очень много оружия. Когда обыскали их машину, то  нашли несколько десятков гранат, автоматы, патроны к ним. Вопреки  здравому смыслу,  их отпустили, а у меня не оставалось другого выбора, как просто, в страхе за свою жизнь и  за жизнь своих близких, покинуть страну. Я уехал, но  в мою сторону посыпались постоянные обвинения в сепаратизме, эвтаназии, и  мне не оставалось выхода как просто подать в суд на то, что я уволен незаконно. Документов моей невиновности было достаточно.  

И что суд? 

Суд меня безоговорочно восстановил в должности, но администрация подала апелляцию. Теперь ждем суда второй инстанции. 

То есть, у администрации нет доказательств,  что вы хоть секунду работали на «ЛНР», но апелляцию подали? 

А их, доказательств хоть какого-то моего сотрудничества с «ЛНР» и быть не может. Я даже не знаю, где это так называемое министерство вообще находилось.  Я не вел ни с кем переговоров. В этом плане было только два упомянутых мною звонка и то - я отказался.

Все мои действия - просто уехал оттуда, опасаясь  за свою жизнь, а также  вывез всех своих близких, оставив дом. Мой дом там уже три раза грабили. Вынесли все, что могли. Сначала то, что выносится;  потом то, что не выносится; затем - то, что отрывается. Я однозначно буду бороться за свою честь и  свое доброе имя. Сначала у меня не было такого желания, но поскольку постоянно в прессе возникают статьи, что я сепаратист, что я где-то сотрудничал с так называемой «ЛНР», что я с кем-то работал, кого-то убивал, то я просто не мог дальше молчать и бездействовать. Это же чудовищно -  обвинять человека на ровном месте. Я врач –реаниматолог, всю жизнь занимался тем, что я спасал чьи-то жизни, отдавая свою кровь, когда ее не было. И тут такие обвинения. Я участвовал в спасательных операциях при взрывах на шахтах, оказывал экстренную помощь при тяжелых случаях в результате  ДТП и отравлениях. Я помню каждого своего пациента. Каждого. Мне очень обидно, что мне незаслуженно и необоснованно  предъявляют  именно те обвинения,  которые прямо противоположны всему, чем  я всю жизнь занимался.  Спасение людей – это мое призвание. По ожоговым травмам я  написал кандидатскую диссертацию. Потом мы зарегистрировали первый в Украине консервант крови.  Это наш, отечественный. Американский и  другие зарубежные аналоги стоят в десятки раз дороже! Я защитил на этом докторскую диссертацию, а  открытие получило признание как консервант. То есть, я занимался только тем, что оказывал квалифицированную помощь. Вот и все. Никогда я не занимался политикой, ни одного политического выступления вы моего не найдете нигде. Даже в комсомоле не был, как-то так получилось по тем временам, но являюсь неплохим профессионалом. Мой диплом был признан за границей в течении двух недель. Я горжусь этим. Мы получали в советские времена очень фундаментальные, очень серьезные знания. 

А какая ситуация со здравоохранением сегодня в Луганской области? 

В Луганской области, по моему впечатлению, она не очень хорошая, мягко говоря, и последнее выступление губернатора Гарбуза  - это подтверждение того, что здравоохранения практически нет. Понимаете, должна работать система, а не происходить какая-то спонтанная активность. Работать надо методично, планово, это не должно носит хаотичный, «вспышечный» характер. К сожалению, лучшие специалисты из области разъехались,  и они признаны в Америке, Польше, городе Киеве, Запорожье, Днепропетровске и многих других городах. Им дали жилье, квартиры, а взамен получили готовых  специалистов, которых мы растили 5 лет.

Луганская область делала кардиохирургических операций больше,  чем вся Украина. Мы были очень востребованы, а что осталось там сейчас? Конечно, можно и нужно выстроить четкую быструю систему оказания медицинской помощи в Луганской области тем жителям, которые остались. Сегодня связи с Луганском отрезаны, также потеряны связи с учреждениями, которые предназначены для оказания высоко специализированной помощи, а в городе Северодонецке они до сих пор не созданы на должном уровне. А надо же получать помощь тем, кто остался в области. Они же живые люди, они такие же граждане, как и мы. Эта система на сегодняшний момент, к сожалению, не выстроена. Изменилось уже наверное 5 начальников Департамента управления здравоохранения Луганской областной государственной администрации и, к моему большому сожалению, я не увидел ничего, что бы улучшило ситуацию и стабилизировало ее. Bместо этого занялись «охотой на ведьм»: из меня делают чучело те люди, которые лично меня вообще не знают. Неужели от этого большая польза стране? Зачем они врут? Вранье не поможет спасти больных людей, а система продолжает рушиться. Я еще раз хочу категорически  заявить:  я никогда не принимал участия в митингах в поддержку так называемой «Луганской народной республики», никогда не нарушал присяги государственного служащего, верно служил народу Украины, строго придерживался Конституции и Законов Украины и всегда выполнял свои профессиональные обязанности в обеспечении государственной политики в сфере охраны здоровья.

Беседовал Вадим Михайличенко

politrada.com


Смотрите также