Сказки. Рассказы. Стихи. Плут малыш


читать сказку для детей, текст онлайн на РуСтих

Жили на свете муж с женой. Жили не тужили, да вот беда: не подарила им судьба ребеночка.

Как-то раз, когда была жена одна дома, постучалась к ней цыганка с двумя маленькими детьми и, не здороваясь, попросила:

— Дай нам что-нибудь поесть, а то, не ровен час, помрем с голода.

Была госпожа эта женщиной доброй, и поэтому упрашивать ее не пришлось. Услыхав такие слова, всплеснула она руками, заохала и тут же дала всем троим по кружке молока и по ломтю хлеба.

Наелись цыганка и ее цыганята, губы вытерли и, не поблагодарив, дальше отправились. Но на следующий день появилась снова цыганка с детьми и снова попросила добрую женщину их накормить. Не отказала та цыганке и угостила всех троих молоком и хлебом.

Так продолжалось целую неделю. Только на седьмой день поблагодарила цыганка женщину и, улыбнувшись, сказала:

— Вижу, красавица, гложет тебя тоска. Если хочешь ты от нее избавиться, иди к себе в сад, отыщи на стволе вишневого дерева каплю застывшего древесного сока и съешь его.

И раньше чем через год исполнится твое заветное желание.

Едва ушла цыганка, как побежала женщина в сад, отыскала вишневое дерево и в самом деле увидала на стволе застывшую каплю древесного сока.

Сняла она ее со ствола кончиками пальцев и съела. Прошло назначенное время, и родился у нее сыночек. Да такой хорошенький, что все только диву давались.

Время шло, чужие дети росли-подрастали, а ее сыночек, не в пример прочим, никак не мог ростом похвастаться: подрос маленько, да таким же маленьким и остался. Но хоть и маленький он был, а страсть какой веселый и хитрый. Недаром прозвали его Плут-Малыш.

Когда исполнилось ему двадцать лет, решил он на королевскую службу поступить. Задумано — сделано. Вот и отправился он в путь-дорогу.

Шел он, шел, много дорог исходил и как-то раз к ночи в глухом лесу заблудился. Долго блуждал он по лесу, пока не наткнулся на большущий дом с освещенными окнами. Подошел он к дому и в дверь постучал. Вышла на порог великанша, а Плут-Малыш у нее и спрашивает:

— Нельзя ли у вас переночевать, хозяюшка? Иду я к королю, хочу на службу поступить, да вот в лесу заблудился.

— Эх, не повезло тебе, бедняжке,- вздохнула великанша.- Дом-то этот злому Великану-с-золотой-бородой принадлежит. Так что лучше уходи отсюда подобру-поздорову. Не то съест тебя Великан!

— Не могу я дальше идти,- признался Плут-Малыш,- устал я очень и заблудился. Так и так меня звери в лесу съедят. Уж лучше я здесь останусь, а вы спрячьте меня где-нибудь в укромном местечке, а поутру я уйду потихоньку.

— Ну что же, оставайся, коли так. Попробую я своего муженька перехитрить.

Отвела его великанша на кухню, где жарились на железном вертеле бык, поросенок и барашек. Накормила его, напоила и спрятала в погребе за бочками с вином.

Вскоре услыхал Плут-Малыш страшный шум — это вернулся домой Великан-с-золотой-бородой. Уселся Великан за стол и приказал жене жареного быка ему подать. Управившись с быком, съел он поросенка и барана и решил в погреб спуститься, чтобы винцом там побаловаться. Поднял он со скамьи бочку с вином, осушил ее одним глотком и хотел было уж наверх подняться, да заметил в углу юношу.

— Эге,- обрадовался Великан,- заботливая у меня же нушка. Будет чем закусить мне напоследок. Жаль только, что мальчонка какой-то никудышный, совсем маленький.

Э-э… да ничего!

Схватил он своей огромной лапищей юношу и приволок его на кухню.

— Спасибо тебе, жена, за заботу,- засмеялся Великан, приподняв юношу за ворот.

— Не тронь его, муженек, — попросила жена Великана.- Я тебе к завтраку его припасла.

— К завтраку, говоришь? Ну хорошо, пусть тогда поживет еще ночку. А что ты делать-то умеешь козявка-малявка? Истории позанятнее знаешь?

Собрался с духом Плут-Малыш и давай Великану истории разные рассказывать, позабавней да посмешней. А Великан слушал их и со смеху так и покатывался. Когда Плут-Малыш замолк, он его спрашивает:

— Да как зовут-то тебя?

— Плут-Малыш!

— Ха-ха-ха… Славное имечко! Веселый ты, я вижу, паренек. С тобой от скуки не пропадешь. Вот что, Плут-Малыш, съесть я тебя всегда успею, а пока будешь ты меня своими побасенками забавлять. Согласен?

— Вы совершенно правы,- охотно согласился Плут-Малыш.- К чему спешить, я никуда от вас не убегу, а историй я знаю про все на свете!

— Про все, про все?

— Решительно про все! — ответил Плут-Малыш.

После ужина отвел Великан юношу в соседнюю комнату и приказал ему ложиться спать, а сам на кухню вернулся и говорит ясене:

— Слыхала, как расхвастался этот Плут-Малыш? Все-то на свете он знает! А не ведает, что стоит в моей конюшне мул в золотых сапожках. Да не просто в золотых, а в сапогах-скороходах. Шаг сделает — и сорок лье позади. Ах плутишка-хвастунишка! Ну да ладно, я тоже спать пошел.

Улегся Великан на кровать, засопел уж, да вдруг как захохочет:

— Ха-ха-ха!.. Все он знает! Ну и умора! Клянусь моей золотой бородой, не знает он, что лежит тут у меня в мешке за дверью месяц ясный, что освещает все вокруг на сорок лье.

Прошло какое-то время, и опять захохотал Великан:

— Ха-ха-ха!.. Много знает этот Плут-Малыш, а не ведает, что припрятана под моей кроватью скрипка с серебряными струнами. И невдомек ему, всезнайке, что скрипка эта волшебная. Едва услышат ее люди, как волей-неволей в пляс пускаются. Ха-ха-ха!..

Насмеявшись всласть, зевнул Великан и вдруг так захрапел, что весь дом затрясся.

А Плут-Малыш не спал и все слышал. Только Великан захрапел, вскочил он с постели и пробрался в конюшню, отвязал мула в золотых сапожках и хотел было его оседлать, как мул возьми да зареви на весь лес. Проснулся Великан, рассердился и как заорет:

— Замолчи, осел! Не мешай мне спать! — Это он на мула так.

А тем временем Плут-Малыш оседлал мула, вывел его из конюшни и вскочил верхом. Заревел мул во второй раз, но и тут Великан поленился с кровати встать, а только крикнул:

— Замолчи, скотина! Не мешай спать! Не то встану с постели и отдубасю тебя папкой.

Когда же дернул Плут-Малыш за поводья, заревел мул в третий раз.

— Ах, так! — разъярился Великан.- Ну, погоди! Получишь у меня сполна!

Вскочил Великан с постели, схватил палку и кинулся вон из спальни. А Плут-Малыш, как увидел его в дверях, весело крикнул:

— Эгей, Великан! Вот тебе моя первая шутка! Будешь помнить, каков Плут-Малыш! А теперь в дорогу, мой быстрый мул!

Шагнул мул вперед и сразу же за сорок лье от этого страшного места оказался. Великан в одной рубахе вдогонку было бросился, да разве за мулом-скороходом угонишься? Вернулся он ни с чем домой и давай ругать свою жену. А за что ее-то ругать?

Ранним утром приехал Плут-Малыш к королевскому замку и рассказал королю про ночное свое приключение. Слушал его король и со смеху покатывался, а потом, не раздумывая, принял его к себе на службу, в советники.

И все бы обошлось хорошо, кабы не дочка короля. Ей тоже захотелось послушать веселые истории, какие рассказывал Плут-Малыш. И вот однажды он возьми и расскажи ей, что живет в дремучем лесу в большом доме Вели-кан-с-золотой-бородой и прячет он в мешке ясный месяц, который освещает все вокруг на сорок лье. Мало того, есть у него еще волшебная скрипка с серебряными струнами, под которую все пускаются в пляс. И так захотелось принцессе получить эти диковинки, что совсем она покой потеряла. Есть и пить отказалась, в своих комнатах заперлась и никого к себе не впускала. Встревожился тут король.

— Что с тобой, доченька? — спрашивает.- Не больна ли?

— Ах, отец! — вздохнула принцесса. — Ничто мне не мило, пока нет у меня ясного месяца, что освещает все вокруг на сорок лье. Прикажи, чтобы Плут-Малыш сходил к Великану и принес мне светлый месяц. Если не принесет, я умру с тоски.

И пришлось королю призвать к себе своего юного советника и поведать ему волю принцессы. Загрустил Плут-Малыш, очень не хотелось ему возвращаться в дом Великана. «Как бы и он не сыграл со мной одну из своих шуток»,- со страхом думал Плут-Малыш. Но слово короля — закон, пришлось ему подчиниться. Только попросил он у короля на дорогу мешок соли, сел на мула и в два счета оказался на поляне, где стоял дом Великана-с-золотой-бородой.

Дождавшись ночи, Плут-Малыш влез на крышу дома, заглянул в дымоход и увидал на плите огромный котел с похлебкой, под которым весело плясали языки пламени. Проделал он в мешке дыру и принялся осторожно сыпать соль прямо в котел. Так и высыпал всю соль в похлебку.Немного погодя уселся Великан за стол, пододвинул к себе котел с похлебкой и проглотил первую ложку.

— Ну и насолила! — так и охнул он, однако похлебку всю съел и решил пойти за водой, чтобы запить живую соль.

Вынул он из мешка ясный месяц, прицепил его на уголок крыши, чтоб светло было, и, взвалив на плечи две пустые бочки, побежал к реке.

А Плут-Малыш тут как тут: подкрался к дому и хвать месяц за рожок. Потом сунул его в пустой мешок из-под соли и крикнул погромче:

— Эй, Великан-с-золотой-бородой, вот тебе вторая моя шутка!

От неожиданности Великан даже споткнулся, но, опомнившись, бросился догонять маленького Плута. Однако далеко не убежал, потому что зацепился в темноте за корягу, грохнулся на землю и расшиб себе нос. Что ж, и так бывает. А Плут-Малыш вскочил на мула и в миг один оказался у королевского замка.

Обрадовались король и его дочка, получив ясный месяц, что освещал своим светом все вокруг на сорок лье. Вечером приказал король прицепить месяц на самой высокой башне, и стало в городе светло, как днем. Прослышав про эту диковинку, повалил в город любопытный люд: надо же на такое чудо поглядеть!

И все же не долго тешилась капризная принцесса забавной этой игрушкой и вот снова загрустила, есть отказалась и заперлась в своих покоях.

— Что с тобой, доченька? — встревожился опять король.- Уж не больна ли?

— Нет, отец, не больна, но очень уж мне хочется послушать волшебную скрипку с серебряными струнами.

— Будет тебе скрипка, не печалься! — сказал король.

И велел позвать к себе своего советника. Так и так, мол, хочет моя дочь, наследная принцесса, получить волшебную скрипку с серебряными струнами.

— А не принесешь, голова твоя слетит с плеч!

Бедный Плут-Малыш! К Великану идти — тот его живым не отпустит, у короля остаться — голову потерять. Ну, что бы вы ему посоветовали? Подумал-подумал он и решил все-таки ехать, только попросил он у короля бочонок сонной воды.

Выдали ему бочонок сонной воды. И к вечеру Плут-Малыш оказался на поляне близ дома Великана-с-золотой-бородой. Когда совсем стемнело, пробрался он через слуховое окошко в погреб, налил в початую бочку с вином сонной воды, а сам в уголке спрятался.

После ужина спустился в погреб сам Великан, выпил из бочки все вино и вернулся наверх.

— Ох… Что-то клонит меня ко сну,- сказал он.- Посте ли мне, жена, скорей, а то я, кажется, на ходу засну.

Постелила ему жена, улегся он и тут же захрапел на весь дом. А Плут-Малыш еще немного обождал, потом поднялся в его комнату и вытащил из-под кровати скрипку с серебряными струнами. Но только ступил он через порог дома, чтобы бежать вместе со скрипкой к королю, как она сама собой заиграла. Что ж тут удивительного, ведь то была волшебная скрипка!

Услышав скрипку, Великан проснулся и волей-неволей в пляс пустился. Глаза у него слипаются, а ноги сами собой выплясывают.

— Ох, нет мочи…-закряхтел Великан.-Да замолчи ты! — кричит он, а сам, пританцовывая, из дома вон идет.

Вышел он на поляну и видит: да это Плут-Малыш на его скрипке наигрывает!

— Перестань играть! — взмолился Великан.- Спать хочется!

— Если моя будет скрипка, я прикажу ей замолчать, а так она меня не послушается! — нашелся что ответить Плут-Малыш.

— Твоя, твоя! — согласился Великан-с-золотой-боро-дой.- Отдаю ее тебе навсегда! Й пусть это будет твоя третья шутка. Но, чур, последняя!

Охотно согласился на это Плут-Малыщ, подхватил скрипку, сел на мула и был таков.

Получив волшебную скрипку, король устроил пышный бал. Гостей он созвал со всей Франции. И день плясали гоги, и другой, и третий, а скрипка все играла и играла. Надолго запомнился им этот праздник! А принцесса через какое-то время опять на скуку стала жаловаться. И еда ей не мила, и разговоры противны, и скрипка надоела.

— Хочу,- говорит, — золотую бороду Великана. Пусть достанет ее Плут-Малыш, не то умру с тоски. Тут уж не на шутку рассердился сам король.

— Это опасно! — говорит он.- Великан его живым не отпустит. Из-за твоей прихоти я лишусь лучшего своего советника!

Но принцесса от своего не отступилась, слегла в постель, есть отказалась, ни с кем не говорит, никого видеть не хочет. Не выдержал король и отдал приказ, чтобы на другой же день Плут-Малыш отправился за золотой бородой Великана.

«Поделом мне,- подумал Плут-Малыш.- Не ту службу я выбрал. Не того хозяина. Но хочешь не хочешь, а ехать надо».

Сел он на мула в золотых сапожках и вмиг оказался на поляне возле дома Великана-с-золотой-бородой. А тот его уже ждет не дождется.

Так и так, все откровенно рассказал ему Плут-Малыш. Ну и посмеялся над его бедой Великан! Так смеялся, что про все старые обиды забыл и говорит:

— Вот тебе моя борода! Режь ее! У меня новая отрастет. Будешь помнить, каков Великан-с-золотой-бородой.

Да, выходит, великаны бывают получше иных людей.

Вернулся Плут-Малыш к королю с золотой бородой Великана и, не дожидаясь новых поручений капризной принцессы, сел на своего быстрого мула и в два счета дома оказался в родной деревне.

Давно бы так, скажете? Так-то оно так, да кабы наперед все знать, никто бы в яму не падал и шишек себе не набивал. Словом, поумнел Плут-Малыш за свою нелегкую службу.

Ну, а его матушка и отец так ему обрадовались, так обрадовались, что устроили праздник на всю деревню. Лучший скрипач играл им, хоть и на простой скрипке, но гости танцевали всю ночь. И светила им полная луна, так-то вот. Я сам на том празднике был, но, как на грех, закружилась у меня под утро голова и пошел я домой. Шел, шел, да так и не дошел — свалился от усталости на длинной нашей улице Мулён.

Читать сказку "Плут-Малыш" на сайте РуСтих онлайн: лучшие народные сказки для детей и взрослых. Поучительные сказки для мальчиков и девочек для чтения в детском саду, школе или на ночь.

skazki.rustih.ru

Плут-Малыш

Плут-Малыш. Французская сказка

Жили на свете муж с женой. Жили не тужили, да вот беда: не подарила им судьба ребеночка.

Как-то раз, когда была жена одна дома, постучалась к ней цыганка с двумя маленькими детьми и, не здороваясь, попросила:

- Дай нам что-нибудь поесть, а то, не ровен час, помрем с голода.

Была госпожа эта женщиной доброй, и поэтому упрашивать ее не пришлось. Услыхав такие слова, всплеснула она руками, заохала и тут же дала всем троим по кружке молока и по ломтю хлеба.

Наелись цыганка и ее цыганята, губы вытерли и, не поблагодарив, дальше отправились. Но на следующий день появилась снова цыганка с детьми и снова попросила добрую женщину их накормить. Не отказала та цыганке и угостила всех троих молоком и хлебом.

Так продолжалось целую неделю. Только на седьмой день поблагодарила цыганка женщину и, улыбнувшись, сказала:

- Вижу, красавица, гложет тебя тоска. Если хочешь ты от нее избавиться, иди к себе в сад, отыщи на стволе вишневого дерева каплю застывшего древесного сока и съешь его.

И раньше чем через год исполнится твое заветное желание.

Едва ушла цыганка, как побежала женщина в сад, отыскала вишневое дерево и в самом деле увидала на стволе застывшую каплю древесного сока.

Сняла она ее со ствола кончиками пальцев и съела. Прошло назначенное время, и родился у нее сыночек. Да такой хорошенький, что все только диву давались.

Время шло, чужие дети росли-подрастали, а ее сыночек, не в пример прочим, никак не мог ростом похвастаться: подрос маленько, да таким же маленьким и остался. Но хоть и маленький он был, а страсть какой веселый и хитрый. Недаром прозвали его Плут-Малыш.

Когда исполнилось ему двадцать лет, решил он на королевскую службу поступить. Задумано - сделано. Вот и отправился он в путь-дорогу.

Шел он, шел, много дорог исходил и как-то раз к ночи в глухом лесу заблудился. Долго блуждал он по лесу, пока не наткнулся на большущий дом с освещенными окнами. Подошел он к дому и в дверь постучал. Вышла на порог великанша, а Плут-Малыш у нее и спрашивает:

- Нельзя ли у вас переночевать, хозяюшка? Иду я к королю, хочу на службу поступить, да вот в лесу заблудился.

- Эх, не повезло тебе, бедняжке,- вздохнула великанша.- Дом-то этот злому Великану-с-золотой-бородой принадлежит. Так что лучше уходи отсюда подобру-поздорову. Не то съест тебя Великан!

- Не могу я дальше идти,- признался Плут-Малыш,- устал я очень и заблудился. Так и так меня звери в лесу съедят. Уж лучше я здесь останусь, а вы спрячьте меня где-нибудь в укромном местечке, а поутру я уйду потихоньку.

- Ну что же, оставайся, коли так. Попробую я своего муженька перехитрить.

Отвела его великанша на кухню, где жарились на железном вертеле бык, поросенок и барашек. Накормила его, напоила и спрятала в погребе за бочками с вином.

Вскоре услыхал Плут-Малыш страшный шум - это вернулся домой Великан-с-золотой-бородой. Уселся Великан за стол и приказал жене жареного быка ему подать. Управившись с быком, съел он поросенка и барана и решил в погреб спуститься, чтобы винцом там побаловаться. Поднял он со скамьи бочку с вином, осушил ее одним глотком и хотел было уж наверх подняться, да заметил в углу юношу.

- Эге,- обрадовался Великан,- заботливая у меня же нушка. Будет чем закусить мне напоследок. Жаль только, что мальчонка какой-то никудышный, совсем маленький.

Э-э... да ничего!

Схватил он своей огромной лапищей юношу и приволок его на кухню.

- Спасибо тебе, жена, за заботу,- засмеялся Великан, приподняв юношу за ворот.

- Не тронь его, муженек, - попросила жена Великана.- Я тебе к завтраку его припасла.

- К завтраку, говоришь? Ну хорошо, пусть тогда поживет еще ночку. А что ты делать-то умеешь козявка-малявка? Истории позанятнее знаешь?

Собрался с духом Плут-Малыш и давай Великану истории разные рассказывать, позабавней да посмешней. А Великан слушал их и со смеху так и покатывался. Когда Плут-Малыш замолк, он его спрашивает:

- Да как зовут-то тебя?

- Плут-Малыш!

- Ха-ха-ха... Славное имечко! Веселый ты, я вижу, паренек. С тобой от скуки не пропадешь. Вот что, Плут-Малыш, съесть я тебя всегда успею, а пока будешь ты меня своими побасенками забавлять. Согласен?

- Вы совершенно правы,- охотно согласился Плут-Малыш.- К чему спешить, я никуда от вас не убегу, а историй я знаю про все на свете!

- Про все, про все?

- Решительно про все! - ответил Плут-Малыш.

После ужина отвел Великан юношу в соседнюю комнату и приказал ему ложиться спать, а сам на кухню вернулся и говорит ясене:

- Слыхала, как расхвастался этот Плут-Малыш? Все-то на свете он знает! А не ведает, что стоит в моей конюшне мул в золотых сапожках. Да не просто в золотых, а в сапогах-скороходах. Шаг сделает - и сорок лье позади. Ах плутишка-хвастунишка! Ну да ладно, я тоже спать пошел.

Улегся Великан на кровать, засопел уж, да вдруг как захохочет:

- Ха-ха-ха!.. Все он знает! Ну и умора! Клянусь моей золотой бородой, не знает он, что лежит тут у меня в мешке за дверью месяц ясный, что освещает все вокруг на сорок лье.

Прошло какое-то время, и опять захохотал Великан:

- Ха-ха-ха!.. Много знает этот Плут-Малыш, а не ведает, что припрятана под моей кроватью скрипка с серебряными струнами. И невдомек ему, всезнайке, что скрипка эта волшебная. Едва услышат ее люди, как волей-неволей в пляс пускаются. Ха-ха-ха!..

Насмеявшись всласть, зевнул Великан и вдруг так захрапел, что весь дом затрясся.

А Плут-Малыш не спал и все слышал. Только Великан захрапел, вскочил он с постели и пробрался в конюшню, отвязал мула в золотых сапожках и хотел было его оседлать, как мул возьми да зареви на весь лес. Проснулся Великан, рассердился и как заорет:

- Замолчи, осел! Не мешай мне спать! - Это он на мула так.

А тем временем Плут-Малыш оседлал мула, вывел его из конюшни и вскочил верхом. Заревел мул во второй раз, но и тут Великан поленился с кровати встать, а только крикнул:

- Замолчи, скотина! Не мешай спать! Не то встану с постели и отдубасю тебя папкой.

Когда же дернул Плут-Малыш за поводья, заревел мул в третий раз.

- Ах, так! - разъярился Великан.- Ну, погоди! Получишь у меня сполна!

Вскочил Великан с постели, схватил палку и кинулся вон из спальни. А Плут-Малыш, как увидел его в дверях, весело крикнул:

- Эгей, Великан! Вот тебе моя первая шутка! Будешь помнить, каков Плут-Малыш! А теперь в дорогу, мой быстрый мул!

Шагнул мул вперед и сразу же за сорок лье от этого страшного места оказался. Великан в одной рубахе вдогонку было бросился, да разве за мулом-скороходом угонишься? Вернулся он ни с чем домой и давай ругать свою жену. А за что ее-то ругать?

Ранним утром приехал Плут-Малыш к королевскому замку и рассказал королю про ночное свое приключение. Слушал его король и со смеху покатывался, а потом, не раздумывая, принял его к себе на службу, в советники.

И все бы обошлось хорошо, кабы не дочка короля. Ей тоже захотелось послушать веселые истории, какие рассказывал Плут-Малыш. И вот однажды он возьми и расскажи ей, что живет в дремучем лесу в большом доме Вели-кан-с-золотой-бородой и прячет он в мешке ясный месяц, который освещает все вокруг на сорок лье. Мало того, есть у него еще волшебная скрипка с серебряными струнами, под которую все пускаются в пляс. И так захотелось принцессе получить эти диковинки, что совсем она покой потеряла. Есть и пить отказалась, в своих комнатах заперлась и никого к себе не впускала. Встревожился тут король.

- Что с тобой, доченька? - спрашивает.- Не больна ли?

- Ах, отец! - вздохнула принцесса. - Ничто мне не мило, пока нет у меня ясного месяца, что освещает все вокруг на сорок лье. Прикажи, чтобы Плут-Малыш сходил к Великану и принес мне светлый месяц. Если не принесет, я умру с тоски.

И пришлось королю призвать к себе своего юного советника и поведать ему волю принцессы. Загрустил Плут-Малыш, очень не хотелось ему возвращаться в дом Великана. «Как бы и он не сыграл со мной одну из своих шуток»,- со страхом думал Плут-Малыш. Но слово короля - закон, пришлось ему подчиниться. Только попросил он у короля на дорогу мешок соли, сел на мула и в два счета оказался на поляне, где стоял дом Великана-с-золотой-бородой.

Дождавшись ночи, Плут-Малыш влез на крышу дома, заглянул в дымоход и увидал на плите огромный котел с похлебкой, под которым весело плясали языки пламени. Проделал он в мешке дыру и принялся осторожно сыпать соль прямо в котел. Так и высыпал всю соль в похлебку.Немного погодя уселся Великан за стол, пододвинул к себе котел с похлебкой и проглотил первую ложку.

- Ну и насолила! - так и охнул он, однако похлебку всю съел и решил пойти за водой, чтобы запить живую соль.

Вынул он из мешка ясный месяц, прицепил его на уголок крыши, чтоб светло было, и, взвалив на плечи две пустые бочки, побежал к реке.

А Плут-Малыш тут как тут: подкрался к дому и хвать месяц за рожок. Потом сунул его в пустой мешок из-под соли и крикнул погромче:

- Эй, Великан-с-золотой-бородой, вот тебе вторая моя шутка!

От неожиданности Великан даже споткнулся, но, опомнившись, бросился догонять маленького Плута. Однако далеко не убежал, потому что зацепился в темноте за корягу, грохнулся на землю и расшиб себе нос. Что ж, и так бывает. А Плут-Малыш вскочил на мула и в миг один оказался у королевского замка.

Обрадовались король и его дочка, получив ясный месяц, что освещал своим светом все вокруг на сорок лье. Вечером приказал король прицепить месяц на самой высокой башне, и стало в городе светло, как днем. Прослышав про эту диковинку, повалил в город любопытный люд: надо же на такое чудо поглядеть!

И все же не долго тешилась капризная принцесса забавной этой игрушкой и вот снова загрустила, есть отказалась и заперлась в своих покоях.

- Что с тобой, доченька? - встревожился опять король.- Уж не больна ли?

- Нет, отец, не больна, но очень уж мне хочется послушать волшебную скрипку с серебряными струнами.

- Будет тебе скрипка, не печалься! - сказал король.

И велел позвать к себе своего советника. Так и так, мол, хочет моя дочь, наследная принцесса, получить волшебную скрипку с серебряными струнами.

- А не принесешь, голова твоя слетит с плеч!

Бедный Плут-Малыш! К Великану идти - тот его живым не отпустит, у короля остаться - голову потерять. Ну, что бы вы ему посоветовали? Подумал-подумал он и решил все-таки ехать, только попросил он у короля бочонок сонной воды.

Выдали ему бочонок сонной воды. И к вечеру Плут-Малыш оказался на поляне близ дома Великана-с-золотой-бородой. Когда совсем стемнело, пробрался он через слуховое окошко в погреб, налил в початую бочку с вином сонной воды, а сам в уголке спрятался.

После ужина спустился в погреб сам Великан, выпил из бочки все вино и вернулся наверх.

- Ох... Что-то клонит меня ко сну,- сказал он.- Посте ли мне, жена, скорей, а то я, кажется, на ходу засну.

Постелила ему жена, улегся он и тут же захрапел на весь дом. А Плут-Малыш еще немного обождал, потом поднялся в его комнату и вытащил из-под кровати скрипку с серебряными струнами. Но только ступил он через порог дома, чтобы бежать вместе со скрипкой к королю, как она сама собой заиграла. Что ж тут удивительного, ведь то была волшебная скрипка!

Услышав скрипку, Великан проснулся и волей-неволей в пляс пустился. Глаза у него слипаются, а ноги сами собой выплясывают.

- Ох, нет мочи...-закряхтел Великан.-Да замолчи ты! - кричит он, а сам, пританцовывая, из дома вон идет.

Вышел он на поляну и видит: да это Плут-Малыш на его скрипке наигрывает!

- Перестань играть! - взмолился Великан.- Спать хочется!

- Если моя будет скрипка, я прикажу ей замолчать, а так она меня не послушается! - нашелся что ответить Плут-Малыш.

- Твоя, твоя! - согласился Великан-с-золотой-боро-дой.- Отдаю ее тебе навсегда! Й пусть это будет твоя третья шутка. Но, чур, последняя!

Охотно согласился на это Плут-Малыщ, подхватил скрипку, сел на мула и был таков.

Получив волшебную скрипку, король устроил пышный бал. Гостей он созвал со всей Франции. И день плясали гоги, и другой, и третий, а скрипка все играла и играла. Надолго запомнился им этот праздник! А принцесса через какое-то время опять на скуку стала жаловаться. И еда ей не мила, и разговоры противны, и скрипка надоела.

- Хочу,- говорит, - золотую бороду Великана. Пусть достанет ее Плут-Малыш, не то умру с тоски. Тут уж не на шутку рассердился сам король.

- Это опасно! - говорит он.- Великан его живым не отпустит. Из-за твоей прихоти я лишусь лучшего своего советника!

Но принцесса от своего не отступилась, слегла в постель, есть отказалась, ни с кем не говорит, никого видеть не хочет. Не выдержал король и отдал приказ, чтобы на другой же день Плут-Малыш отправился за золотой бородой Великана.

«Поделом мне,- подумал Плут-Малыш.- Не ту службу я выбрал. Не того хозяина. Но хочешь не хочешь, а ехать надо».

Сел он на мула в золотых сапожках и вмиг оказался на поляне возле дома Великана-с-золотой-бородой. А тот его уже ждет не дождется.

Так и так, все откровенно рассказал ему Плут-Малыш. Ну и посмеялся над его бедой Великан! Так смеялся, что про все старые обиды забыл и говорит:

- Вот тебе моя борода! Режь ее! У меня новая отрастет. Будешь помнить, каков Великан-с-золотой-бородой.

Да, выходит, великаны бывают получше иных людей.

Вернулся Плут-Малыш к королю с золотой бородой Великана и, не дожидаясь новых поручений капризной принцессы, сел на своего быстрого мула и в два счета дома оказался в родной деревне.

Давно бы так, скажете? Так-то оно так, да кабы наперед все знать, никто бы в яму не падал и шишек себе не набивал. Словом, поумнел Плут-Малыш за свою нелегкую службу.

Ну, а его матушка и отец так ему обрадовались, так обрадовались, что устроили праздник на всю деревню. Лучший скрипач играл им, хоть и на простой скрипке, но гости танцевали всю ночь. И светила им полная луна, так-то вот. Я сам на том празднике был, но, как на грех, закружилась у меня под утро голова и пошел я домой. Шел, шел, да так и не дошел - свалился от усталости на длинной нашей улице Мулён.

 

www.miloliza.com

Малыш - Французские сказки: читать текст онлайн

Жили на свете муж с женой. Жили не тужили, да вот беда: не подарила им судьба ребеночка.

Как-то раз, когда была жена одна дома, постучалась к ней цыганка с двумя маленькими детьми и, не здороваясь, попросила:

— Дай нам что-нибудь поесть, а то, не ровен час, помрем с голода.

Была госпожа эта женщиной доброй, и поэтому упрашивать ее не пришлось. Услыхав такие слова, всплеснула она руками, заохала и тут же дала всем троим по кружке молока и по ломтю хлеба.

Наелись цыганка и ее цыганята, губы вытерли и, не поблагодарив, дальше отправились. Но на следующий день появилась снова цыганка с детьми и снова попросила добрую женщину их накормить. Не отказала та цыганке и угостила всех троих молоком и хлебом.

Так продолжалось целую неделю. Только на седьмой день поблагодарила цыганка женщину и, улыбнувшись, сказала:

— Вижу, красавица, гложет тебя тоска. Если хочешь ты от нее избавиться, иди к себе в сад, отыщи на стволе вишневого дерева каплю застывшего древесного сока и съешь его.

И раньше чем через год исполнится твое заветное желание.

Едва ушла цыганка, как побежала женщина в сад, отыскала вишневое дерево и в самом деле увидала на стволе застывшую каплю древесного сока.

Сняла она ее со ствола кончиками пальцев и съела. Прошло назначенное время, и родился у нее сыночек. Да такой хорошенький, что все только диву давались.

Время шло, чужие дети росли-подрастали, а ее сыночек, не в пример прочим, никак не мог ростом похвастаться: подрос маленько, да таким же маленьким и остался. Но хоть и маленький он был, а страсть какой веселый и хитрый. Недаром прозвали его Плут-Малыш.

Когда исполнилось ему двадцать лет, решил он на королевскую службу поступить. Задумано — сделано. Вот и отправился он в путь-дорогу.

Шел он, шел, много дорог исходил и как-то раз к ночи в глухом лесу заблудился. Долго блуждал он по лесу, пока не наткнулся на большущий дом с освещенными окнами. Подошел он к дому и в дверь постучал. Вышла на порог великанша, а Плут-Малыш у нее и спрашивает:

— Нельзя ли у вас переночевать, хозяюшка? Иду я к королю, хочу на службу поступить, да вот в лесу заблудился.

— Эх, не повезло тебе, бедняжке,- вздохнула великанша.- Дом-то этот злому Великану-с-золотой-бородой принадлежит. Так что лучше уходи отсюда подобру-поздорову. Не то съест тебя Великан!

— Не могу я дальше идти,- признался Плут-Малыш,- устал я очень и заблудился. Так и так меня звери в лесу съедят. Уж лучше я здесь останусь, а вы спрячьте меня где-нибудь в укромном местечке, а поутру я уйду потихоньку.

— Ну что же, оставайся, коли так. Попробую я своего муженька перехитрить.

Отвела его великанша на кухню, где жарились на железном вертеле бык, поросенок и барашек. Накормила его, напоила и спрятала в погребе за бочками с вином.

Вскоре услыхал Плут-Малыш страшный шум — это вернулся домой Великан-с-золотой-бородой. Уселся Великан за стол и приказал жене жареного быка ему подать. Управившись с быком, съел он поросенка и барана и решил в погреб спуститься, чтобы винцом там побаловаться. Поднял он со скамьи бочку с вином, осушил ее одним глотком и хотел было уж наверх подняться, да заметил в углу юношу.

— Эге,- обрадовался Великан,- заботливая у меня же нушка. Будет чем закусить мне напоследок. Жаль только, что мальчонка какой-то никудышный, совсем маленький.

Э-э… да ничего!

Схватил он своей огромной лапищей юношу и приволок его на кухню.

— Спасибо тебе, жена, за заботу,- засмеялся Великан, приподняв юношу за ворот.

— Не тронь его, муженек, — попросила жена Великана.- Я тебе к завтраку его припасла.

— К завтраку, говоришь? Ну хорошо, пусть тогда поживет еще ночку. А что ты делать-то умеешь козявка-малявка? Истории позанятнее знаешь?

Собрался с духом Плут-Малыш и давай Великану истории разные рассказывать, позабавней да посмешней. А Великан слушал их и со смеху так и покатывался. Когда Плут-Малыш замолк, он его спрашивает:

— Да как зовут-то тебя?

— Плут-Малыш!

— Ха-ха-ха… Славное имечко! Веселый ты, я вижу, паренек. С тобой от скуки не пропадешь. Вот что, Плут-Малыш, съесть я тебя всегда успею, а пока будешь ты меня своими побасенками забавлять. Согласен?

— Вы совершенно правы,- охотно согласился Плут-Малыш.- К чему спешить, я никуда от вас не убегу, а историй я знаю про все на свете!

— Про все, про все?

— Решительно про все! — ответил Плут-Малыш.

После ужина отвел Великан юношу в соседнюю комнату и приказал ему ложиться спать, а сам на кухню вернулся и говорит ясене:

— Слыхала, как расхвастался этот Плут-Малыш? Все-то на свете он знает! А не ведает, что стоит в моей конюшне мул в золотых сапожках. Да не просто в золотых, а в сапогах-скороходах. Шаг сделает — и сорок лье позади. Ах плутишка-хвастунишка! Ну да ладно, я тоже спать пошел.

Улегся Великан на кровать, засопел уж, да вдруг как захохочет:

— Ха-ха-ха!.. Все он знает! Ну и умора! Клянусь моей золотой бородой, не знает он, что лежит тут у меня в мешке за дверью месяц ясный, что освещает все вокруг на сорок лье.

Прошло какое-то время, и опять захохотал Великан:

— Ха-ха-ха!.. Много знает этот Плут-Малыш, а не ведает, что припрятана под моей кроватью скрипка с серебряными струнами. И невдомек ему, всезнайке, что скрипка эта волшебная. Едва услышат ее люди, как волей-неволей в пляс пускаются. Ха-ха-ха!..

Насмеявшись всласть, зевнул Великан и вдруг так захрапел, что весь дом затрясся.

А Плут-Малыш не спал и все слышал. Только Великан захрапел, вскочил он с постели и пробрался в конюшню, отвязал мула в золотых сапожках и хотел было его оседлать, как мул возьми да зареви на весь лес. Проснулся Великан, рассердился и как заорет:

— Замолчи, осел! Не мешай мне спать! — Это он на мула так.

А тем временем Плут-Малыш оседлал мула, вывел его из конюшни и вскочил верхом. Заревел мул во второй раз, но и тут Великан поленился с кровати встать, а только крикнул:

— Замолчи, скотина! Не мешай спать! Не то встану с постели и отдубасю тебя папкой.

Когда же дернул Плут-Малыш за поводья, заревел мул в третий раз.

— Ах, так! — разъярился Великан.- Ну, погоди! Получишь у меня сполна!

Вскочил Великан с постели, схватил палку и кинулся вон из спальни. А Плут-Малыш, как увидел его в дверях, весело крикнул:

— Эгей, Великан! Вот тебе моя первая шутка! Будешь помнить, каков Плут-Малыш! А теперь в дорогу, мой быстрый мул!

Шагнул мул вперед и сразу же за сорок лье от этого страшного места оказался. Великан в одной рубахе вдогонку было бросился, да разве за мулом-скороходом угонишься? Вернулся он ни с чем домой и давай ругать свою жену. А за что ее-то ругать?

Ранним утром приехал Плут-Малыш к королевскому замку и рассказал королю про ночное свое приключение. Слушал его король и со смеху покатывался, а потом, не раздумывая, принял его к себе на службу, в советники.

И все бы обошлось хорошо, кабы не дочка короля. Ей тоже захотелось послушать веселые истории, какие рассказывал Плут-Малыш. И вот однажды он возьми и расскажи ей, что живет в дремучем лесу в большом доме Вели-кан-с-золотой-бородой и прячет он в мешке ясный месяц, который освещает все вокруг на сорок лье. Мало того, есть у него еще волшебная скрипка с серебряными струнами, под которую все пускаются в пляс. И так захотелось принцессе получить эти диковинки, что совсем она покой потеряла. Есть и пить отказалась, в своих комнатах заперлась и никого к себе не впускала. Встревожился тут король.

— Что с тобой, доченька? — спрашивает.- Не больна ли?

— Ах, отец! — вздохнула принцесса. — Ничто мне не мило, пока нет у меня ясного месяца, что освещает все вокруг на сорок лье. Прикажи, чтобы Плут-Малыш сходил к Великану и принес мне светлый месяц. Если не принесет, я умру с тоски.

И пришлось королю призвать к себе своего юного советника и поведать ему волю принцессы. Загрустил Плут-Малыш, очень не хотелось ему возвращаться в дом Великана. «Как бы и он не сыграл со мной одну из своих шуток»,- со страхом думал Плут-Малыш. Но слово короля — закон, пришлось ему подчиниться. Только попросил он у короля на дорогу мешок соли, сел на мула и в два счета оказался на поляне, где стоял дом Великана-с-золотой-бородой.

Дождавшись ночи, Плут-Малыш влез на крышу дома, заглянул в дымоход и увидал на плите огромный котел с похлебкой, под которым весело плясали языки пламени. Проделал он в мешке дыру и принялся осторожно сыпать соль прямо в котел. Так и высыпал всю соль в похлебку.Немного погодя уселся Великан за стол, пододвинул к себе котел с похлебкой и проглотил первую ложку.

— Ну и насолила! — так и охнул он, однако похлебку всю съел и решил пойти за водой, чтобы запить живую соль.

Вынул он из мешка ясный месяц, прицепил его на уголок крыши, чтоб светло было, и, взвалив на плечи две пустые бочки, побежал к реке.

А Плут-Малыш тут как тут: подкрался к дому и хвать месяц за рожок. Потом сунул его в пустой мешок из-под соли и крикнул погромче:

— Эй, Великан-с-золотой-бородой, вот тебе вторая моя шутка!

От неожиданности Великан даже споткнулся, но, опомнившись, бросился догонять маленького Плута. Однако далеко не убежал, потому что зацепился в темноте за корягу, грохнулся на землю и расшиб себе нос. Что ж, и так бывает. А Плут-Малыш вскочил на мула и в миг один оказался у королевского замка.

Обрадовались король и его дочка, получив ясный месяц, что освещал своим светом все вокруг на сорок лье. Вечером приказал король прицепить месяц на самой высокой башне, и стало в городе светло, как днем. Прослышав про эту диковинку, повалил в город любопытный люд: надо же на такое чудо поглядеть!

И все же не долго тешилась капризная принцесса забавной этой игрушкой и вот снова загрустила, есть отказалась и заперлась в своих покоях.

— Что с тобой, доченька? — встревожился опять король.- Уж не больна ли?

— Нет, отец, не больна, но очень уж мне хочется послушать волшебную скрипку с серебряными струнами.

— Будет тебе скрипка, не печалься! — сказал король.

И велел позвать к себе своего советника. Так и так, мол, хочет моя дочь, наследная принцесса, получить волшебную скрипку с серебряными струнами.

— А не принесешь, голова твоя слетит с плеч!

Бедный Плут-Малыш! К Великану идти — тот его живым не отпустит, у короля остаться — голову потерять. Ну, что бы вы ему посоветовали? Подумал-подумал он и решил все-таки ехать, только попросил он у короля бочонок сонной воды.

Выдали ему бочонок сонной воды. И к вечеру Плут-Малыш оказался на поляне близ дома Великана-с-золотой-бородой. Когда совсем стемнело, пробрался он через слуховое окошко в погреб, налил в початую бочку с вином сонной воды, а сам в уголке спрятался.

После ужина спустился в погреб сам Великан, выпил из бочки все вино и вернулся наверх.

— Ох… Что-то клонит меня ко сну,- сказал он.- Посте ли мне, жена, скорей, а то я, кажется, на ходу засну.

Постелила ему жена, улегся он и тут же захрапел на весь дом. А Плут-Малыш еще немного обождал, потом поднялся в его комнату и вытащил из-под кровати скрипку с серебряными струнами. Но только ступил он через порог дома, чтобы бежать вместе со скрипкой к королю, как она сама собой заиграла. Что ж тут удивительного, ведь то была волшебная скрипка!

Услышав скрипку, Великан проснулся и волей-неволей в пляс пустился. Глаза у него слипаются, а ноги сами собой выплясывают.

— Ох, нет мочи…-закряхтел Великан.-Да замолчи ты! — кричит он, а сам, пританцовывая, из дома вон идет.

Вышел он на поляну и видит: да это Плут-Малыш на его скрипке наигрывает!

— Перестань играть! — взмолился Великан.- Спать хочется!

— Если моя будет скрипка, я прикажу ей замолчать, а так она меня не послушается! — нашелся что ответить Плут-Малыш.

— Твоя, твоя! — согласился Великан-с-золотой-боро-дой.- Отдаю ее тебе навсегда! Й пусть это будет твоя третья шутка. Но, чур, последняя!

Охотно согласился на это Плут-Малыщ, подхватил скрипку, сел на мула и был таков.

Получив волшебную скрипку, король устроил пышный бал. Гостей он созвал со всей Франции. И день плясали гоги, и другой, и третий, а скрипка все играла и играла. Надолго запомнился им этот праздник! А принцесса через какое-то время опять на скуку стала жаловаться. И еда ей не мила, и разговоры противны, и скрипка надоела.

— Хочу,- говорит, — золотую бороду Великана. Пусть достанет ее Плут-Малыш, не то умру с тоски. Тут уж не на шутку рассердился сам король.

— Это опасно! — говорит он.- Великан его живым не отпустит. Из-за твоей прихоти я лишусь лучшего своего советника!

Но принцесса от своего не отступилась, слегла в постель, есть отказалась, ни с кем не говорит, никого видеть не хочет. Не выдержал король и отдал приказ, чтобы на другой же день Плут-Малыш отправился за золотой бородой Великана.

«Поделом мне,- подумал Плут-Малыш.- Не ту службу я выбрал. Не того хозяина. Но хочешь не хочешь, а ехать надо».

Сел он на мула в золотых сапожках и вмиг оказался на поляне возле дома Великана-с-золотой-бородой. А тот его уже ждет не дождется.

Так и так, все откровенно рассказал ему Плут-Малыш. Ну и посмеялся над его бедой Великан! Так смеялся, что про все старые обиды забыл и говорит:

— Вот тебе моя борода! Режь ее! У меня новая отрастет. Будешь помнить, каков Великан-с-золотой-бородой.

Да, выходит, великаны бывают получше иных людей.

Вернулся Плут-Малыш к королю с золотой бородой Великана и, не дожидаясь новых поручений капризной принцессы, сел на своего быстрого мула и в два счета дома оказался в родной деревне.

Давно бы так, скажете? Так-то оно так, да кабы наперед все знать, никто бы в яму не падал и шишек себе не набивал. Словом, поумнел Плут-Малыш за свою нелегкую службу.

Ну, а его матушка и отец так ему обрадовались, так обрадовались, что устроили праздник на всю деревню. Лучший скрипач играл им, хоть и на простой скрипке, но гости танцевали всю ночь. И светила им полная луна, так-то вот. Я сам на том празднике был, но, как на грех, закружилась у меня под утро голова и пошел я домой. Шел, шел, да так и не дошел — свалился от усталости на длинной нашей улице Мулён.

funread.ru

Плут-Малыш — французская народная сказка на русском языке — Сказки. Рассказы. Стихи.

Французская народная сказка Жили на свете муж с женой. Жили не тужили, да вот беда: не подарила им судьба ребеночка.Как-то раз, когда была жена одна дома, постучалась к ней цыганка с двумя маленькими детьми и, не здороваясь, попросила:— Дай нам что-нибудь поесть, а то, не ровен час, помрем с голода.Была госпожа эта женщиной доброй, и поэтому упрашивать ее не пришлось. Услыхав такие слова, всплеснула она руками, заохала и тут же дала всем троим по кружке молока и по ломтю хлеба.Наелись цыганка и ее цыганята, губы вытерли и, не поблагодарив, дальше отправились. Но на следующий день появилась снова цыганка с детьми и снова попросила добрую женщину их накормить. Не отказала та цыганке и угостила всех троих молоком и хлебом.Так продолжалось целую неделю. Только на седьмой день поблагодарила цыганка женщину и, улыбнувшись, сказала:— Вижу, красавица, гложет тебя тоска. Если хочешь ты от нее избавиться, иди к себе в сад, отыщи на стволе вишневого дерева каплю застывшего древесного сока и съешь его.И раньше чем через год исполнится твое заветное желание.Едва ушла цыганка, как побежала женщина в сад, отыскала вишневое дерево и в самом деле увидала на стволе застывшую каплю древесного сока.Сняла она ее со ствола кончиками пальцев и съела. Прошло назначенное время, и родился у нее сыночек. Да такой хорошенький, что все только диву давались.Время шло, чужие дети росли-подрастали, а ее сыночек, не в пример прочим, никак не мог ростом похвастаться: подрос маленько, да таким же маленьким и остался. Но хоть и маленький он был, а страсть какой веселый и хитрый. Недаром прозвали его Плут-Малыш.Когда исполнилось ему двадцать лет, решил он на королевскую службу поступить. Задумано — сделано. Вот и отправился он в путь-дорогу.Шел он, шел, много дорог исходил и как-то раз к ночи в глухом лесу заблудился. Долго блуждал он по лесу, пока не наткнулся на большущий дом с освещенными окнами. Подошел он к дому и в дверь постучал. Вышла на порог великанша, а Плут-Малыш у нее и спрашивает:— Нельзя ли у вас переночевать, хозяюшка? Иду я к королю, хочу на службу поступить, да вот в лесу заблудился.— Эх, не повезло тебе, бедняжке,- вздохнула великанша.- Дом-то этот злому Великану-с-золотой-бородой принадлежит. Так что лучше уходи отсюда подобру-поздорову. Не то съест тебя Великан!— Не могу я дальше идти,- признался Плут-Малыш,- устал я очень и заблудился. Так и так меня звери в лесу съедят. Уж лучше я здесь останусь, а вы спрячьте меня где-нибудь в укромном местечке, а поутру я уйду потихоньку.— Ну что же, оставайся, коли так. Попробую я своего муженька перехитрить.Отвела его великанша на кухню, где жарились на железном вертеле бык, поросенок и барашек. Накормила его, напоила и спрятала в погребе за бочками с вином.Вскоре услыхал Плут-Малыш страшный шум — это вернулся домой Великан-с-золотой-бородой. Уселся Великан за стол и приказал жене жареного быка ему подать. Управившись с быком, съел он поросенка и барана и решил в погреб спуститься, чтобы винцом там побаловаться. Поднял он со скамьи бочку с вином, осушил ее одним глотком и хотел было уж наверх подняться, да заметил в углу юношу.— Эге,- обрадовался Великан,- заботливая у меня же нушка. Будет чем закусить мне напоследок. Жаль только, что мальчонка какой-то никудышный, совсем маленький.Э-э… да ничего!Схватил он своей огромной лапищей юношу и приволок его на кухню.— Спасибо тебе, жена, за заботу,- засмеялся Великан, приподняв юношу за ворот.— Не тронь его, муженек, — попросила жена Великана.- Я тебе к завтраку его припасла.— К завтраку, говоришь? Ну хорошо, пусть тогда поживет еще ночку. А что ты делать-то умеешь козявка-малявка? Истории позанятнее знаешь?Собрался с духом Плут-Малыш и давай Великану истории разные рассказывать, позабавней да посмешней. А Великан слушал их и со смеху так и покатывался. Когда Плут-Малыш замолк, он его спрашивает:— Да как зовут-то тебя?— Плут-Малыш!— Ха-ха-ха… Славное имечко! Веселый ты, я вижу, паренек. С тобой от скуки не пропадешь. Вот что, Плут-Малыш, съесть я тебя всегда успею, а пока будешь ты меня своими побасенками забавлять. Согласен?— Вы совершенно правы,- охотно согласился Плут-Малыш.- К чему спешить, я никуда от вас не убегу, а историй я знаю про все на свете!— Про все, про все?— Решительно про все! — ответил Плут-Малыш.После ужина отвел Великан юношу в соседнюю комнату и приказал ему ложиться спать, а сам на кухню вернулся и говорит ясене:— Слыхала, как расхвастался этот Плут-Малыш? Все-то на свете он знает! А не ведает, что стоит в моей конюшне мул в золотых сапожках. Да не просто в золотых, а в сапогах-скороходах. Шаг сделает — и сорок лье позади. Ах плутишка-хвастунишка! Ну да ладно, я тоже спать пошел.Улегся Великан на кровать, засопел уж, да вдруг как захохочет:— Ха-ха-ха!.. Все он знает! Ну и умора! Клянусь моей золотой бородой, не знает он, что лежит тут у меня в мешке за дверью месяц ясный, что освещает все вокруг на сорок лье.Прошло какое-то время, и опять захохотал Великан:— Ха-ха-ха!.. Много знает этот Плут-Малыш, а не ведает, что припрятана под моей кроватью скрипка с серебряными струнами. И невдомек ему, всезнайке, что скрипка эта волшебная. Едва услышат ее люди, как волей-неволей в пляс пускаются. Ха-ха-ха!..Насмеявшись всласть, зевнул Великан и вдруг так захрапел, что весь дом затрясся.

А Плут-Малыш не спал и все слышал. Только Великан захрапел, вскочил он с постели и пробрался в конюшню, отвязал мула в золотых сапожках и хотел было его оседлать, как мул возьми да зареви на весь лес. Проснулся Великан, рассердился и как заорет:— Замолчи, осел! Не мешай мне спать! — Это он на мула так.А тем временем Плут-Малыш оседлал мула, вывел его из конюшни и вскочил верхом. Заревел мул во второй раз, но и тут Великан поленился с кровати встать, а только крикнул:— Замолчи, скотина! Не мешай спать! Не то встану с постели и отдубасю тебя папкой.Когда же дернул Плут-Малыш за поводья, заревел мул в третий раз.— Ах, так! — разъярился Великан.- Ну, погоди! Получишь у меня сполна!Вскочил Великан с постели, схватил палку и кинулся вон из спальни. А Плут-Малыш, как увидел его в дверях, весело крикнул:— Эгей, Великан! Вот тебе моя первая шутка! Будешь помнить, каков Плут-Малыш! А теперь в дорогу, мой быстрый мул!Шагнул мул вперед и сразу же за сорок лье от этого страшного места оказался. Великан в одной рубахе вдогонку было бросился, да разве за мулом-скороходом угонишься? Вернулся он ни с чем домой и давай ругать свою жену. А за что ее-то ругать?Ранним утром приехал Плут-Малыш к королевскому замку и рассказал королю про ночное свое приключение. Слушал его король и со смеху покатывался, а потом, не раздумывая, принял его к себе на службу, в советники.

И все бы обошлось хорошо, кабы не дочка короля. Ей тоже захотелось послушать веселые истории, какие рассказывал Плут-Малыш. И вот однажды он возьми и расскажи ей, что живет в дремучем лесу в большом доме Вели-кан-с-золотой-бородой и прячет он в мешке ясный месяц, который освещает все вокруг на сорок лье. Мало того, есть у него еще волшебная скрипка с серебряными струнами, под которую все пускаются в пляс. И так захотелось принцессе получить эти диковинки, что совсем она покой потеряла. Есть и пить отказалась, в своих комнатах заперлась и никого к себе не впускала. Встревожился тут король.

— Что с тобой, доченька? — спрашивает.- Не больна ли?

— Ах, отец! — вздохнула принцесса. — Ничто мне не мило, пока нет у меня ясного месяца, что освещает все вокруг на сорок лье. Прикажи, чтобы Плут-Малыш сходил к Великану и принес мне светлый месяц. Если не принесет, я умру с тоски.

И пришлось королю призвать к себе своего юного советника и поведать ему волю принцессы. Загрустил Плут-Малыш, очень не хотелось ему возвращаться в дом Великана. «Как бы и он не сыграл со мной одну из своих шуток»,- со страхом думал Плут-Малыш. Но слово короля — закон, пришлось ему подчиниться. Только попросил он у короля на дорогу мешок соли, сел на мула и в два счета оказался на поляне, где стоял дом Великана-с-золотой-бородой.

Дождавшись ночи, Плут-Малыш влез на крышу дома, заглянул в дымоход и увидал на плите огромный котел с похлебкой, под которым весело плясали языки пламени. Проделал он в мешке дыру и принялся осторожно сыпать соль прямо в котел. Так и высыпал всю соль в похлебку.Немного погодя уселся Великан за стол, пододвинул к себе котел с похлебкой и проглотил первую ложку.

— Ну и насолила! — так и охнул он, однако похлебку всю съел и решил пойти за водой, чтобы запить живую соль.

Вынул он из мешка ясный месяц, прицепил его на уголок крыши, чтоб светло было, и, взвалив на плечи две пустые бочки, побежал к реке.

А Плут-Малыш тут как тут: подкрался к дому и хвать месяц за рожок. Потом сунул его в пустой мешок из-под соли и крикнул погромче:

— Эй, Великан-с-золотой-бородой, вот тебе вторая моя шутка!

От неожиданности Великан даже споткнулся, но, опомнившись, бросился догонять маленького Плута. Однако далеко не убежал, потому что зацепился в темноте за корягу, грохнулся на землю и расшиб себе нос. Что ж, и так бывает. А Плут-Малыш вскочил на мула и в миг один оказался у королевского замка.

Обрадовались король и его дочка, получив ясный месяц, что освещал своим светом все вокруг на сорок лье. Вечером приказал король прицепить месяц на самой высокой башне, и стало в городе светло, как днем. Прослышав про эту диковинку, повалил в город любопытный люд: надо же на такое чудо поглядеть!

И все же не долго тешилась капризная принцесса забавной этой игрушкой и вот снова загрустила, есть отказалась и заперлась в своих покоях.

— Что с тобой, доченька? — встревожился опять король.- Уж не больна ли?

— Нет, отец, не больна, но очень уж мне хочется послушать волшебную скрипку с серебряными струнами.

— Будет тебе скрипка, не печалься! — сказал король.

И велел позвать к себе своего советника. Так и так, мол, хочет моя дочь, наследная принцесса, получить волшебную скрипку с серебряными струнами.

— А не принесешь, голова твоя слетит с плеч!

Бедный Плут-Малыш! К Великану идти — тот его живым не отпустит, у короля остаться — голову потерять. Ну, что бы вы ему посоветовали? Подумал-подумал он и решил все-таки ехать, только попросил он у короля бочонок сонной воды.

Выдали ему бочонок сонной воды. И к вечеру Плут-Малыш оказался на поляне близ дома Великана-с-золотой-бородой. Когда совсем стемнело, пробрался он через слуховое окошко в погреб, налил в початую бочку с вином сонной воды, а сам в уголке спрятался.

После ужина спустился в погреб сам Великан, выпил из бочки все вино и вернулся наверх.

— Ох… Что-то клонит меня ко сну,- сказал он.- Посте ли мне, жена, скорей, а то я, кажется, на ходу засну.

Постелила ему жена, улегся он и тут же захрапел на весь дом. А Плут-Малыш еще немного обождал, потом поднялся в его комнату и вытащил из-под кровати скрипку с серебряными струнами. Но только ступил он через порог дома, чтобы бежать вместе со скрипкой к королю, как она сама собой заиграла. Что ж тут удивительного, ведь то была волшебная скрипка!

Услышав скрипку, Великан проснулся и волей-неволей в пляс пустился. Глаза у него слипаются, а ноги сами собой выплясывают.

— Ох, нет мочи…-закряхтел Великан.-Да замолчи ты! — кричит он, а сам, пританцовывая, из дома вон идет.

Вышел он на поляну и видит: да это Плут-Малыш на его скрипке наигрывает!

— Перестань играть! — взмолился Великан.- Спать хочется!

— Если моя будет скрипка, я прикажу ей замолчать, а так она меня не послушается! — нашелся что ответить Плут-Малыш.

— Твоя, твоя! — согласился Великан-с-золотой-боро-дой.- Отдаю ее тебе навсегда! Й пусть это будет твоя третья шутка. Но, чур, последняя!

Охотно согласился на это Плут-Малыщ, подхватил скрипку, сел на мула и был таков.

Получив волшебную скрипку, король устроил пышный бал. Гостей он созвал со всей Франции. И день плясали гоги, и другой, и третий, а скрипка все играла и играла. Надолго запомнился им этот праздник! А принцесса через какое-то время опять на скуку стала жаловаться. И еда ей не мила, и разговоры противны, и скрипка надоела.

— Хочу,- говорит, — золотую бороду Великана. Пусть достанет ее Плут-Малыш, не то умру с тоски. Тут уж не на шутку рассердился сам король.

— Это опасно! — говорит он.- Великан его живым не отпустит. Из-за твоей прихоти я лишусь лучшего своего советника!

Но принцесса от своего не отступилась, слегла в постель, есть отказалась, ни с кем не говорит, никого видеть не хочет. Не выдержал король и отдал приказ, чтобы на другой же день Плут-Малыш отправился за золотой бородой Великана.

«Поделом мне,- подумал Плут-Малыш.- Не ту службу я выбрал. Не того хозяина. Но хочешь не хочешь, а ехать надо».

Сел он на мула в золотых сапожках и вмиг оказался на поляне возле дома Великана-с-золотой-бородой. А тот его уже ждет не дождется.

Так и так, все откровенно рассказал ему Плут-Малыш. Ну и посмеялся над его бедой Великан! Так смеялся, что про все старые обиды забыл и говорит:

— Вот тебе моя борода! Режь ее! У меня новая отрастет. Будешь помнить, каков Великан-с-золотой-бородой.

Да, выходит, великаны бывают получше иных людей.

Вернулся Плут-Малыш к королю с золотой бородой Великана и, не дожидаясь новых поручений капризной принцессы, сел на своего быстрого мула и в два счета дома оказался в родной деревне.

Давно бы так, скажете? Так-то оно так, да кабы наперед все знать, никто бы в яму не падал и шишек себе не набивал. Словом, поумнел Плут-Малыш за свою нелегкую службу.

Ну, а его матушка и отец так ему обрадовались, так обрадовались, что устроили праздник на всю деревню. Лучший скрипач играл им, хоть и на простой скрипке, но гости танцевали всю ночь. И светила им полная луна, так-то вот. Я сам на том празднике был, но, как на грех, закружилась у меня под утро голова и пошел я домой. Шел, шел, да так и не дошел — свалился от усталости на длинной нашей улице Мулён.

 

Читать другие французские сказки.  

skazkibasni.com

Плут-Малыш

Жили на свете муж с женой. Жили не тужили, да вот беда: не подарила им судьба ребеночка.

Как-то раз, когда была жена одна дома, постучалась к ней цыганка с двумя маленькими детьми и, не здороваясь, попросила:

- Дай нам что-нибудь поесть, а то, не ровен час, помрем с голода.

Была госпожа эта женщиной доброй, и поэтому упрашивать ее не пришлось. Услыхав такие слова, всплеснула она руками, заохала и тут же дала всем троим по кружке молока и по ломтю хлеба.

Наелись цыганка и ее цыганята, губы вытерли и, не поблагодарив, дальше отправились. Но на следующий день появилась снова цыганка с детьми и снова попросила добрую женщину их накормить. Не отказала та цыганке и угостила всех троих молоком и хлебом.

Так продолжалось целую неделю. Только на седьмой день поблагодарила цыганка женщину и, улыбнувшись, сказала:

- Вижу, красавица, гложет тебя тоска. Если хочешь ты от нее избавиться, иди к себе в сад, отыщи на стволе вишневого дерева каплю застывшего древесного сока и съешь его.

И раньше чем через год исполнится твое заветное желание.

Едва ушла цыганка, как побежала женщина в сад, отыскала вишневое дерево и в самом деле увидала на стволе застывшую каплю древесного сока.

Сняла она ее со ствола кончиками пальцев и съела. Прошло назначенное время, и родился у нее сыночек. Да такой хорошенький, что все только диву давались.

Время шло, чужие дети росли-подрастали, а ее сыночек, не в пример прочим, никак не мог ростом похвастаться: подрос маленько, да таким же маленьким и остался. Но хоть и маленький он был, а страсть какой веселый и хитрый. Недаром прозвали его Плут-Малыш.

Когда исполнилось ему двадцать лет, решил он на королевскую службу поступить. Задумано - сделано. Вот и отправился он в путь-дорогу.

Шел он, шел, много дорог исходил и как-то раз к ночи в глухом лесу заблудился. Долго блуждал он по лесу, пока не наткнулся на большущий дом с освещенными окнами. Подошел он к дому и в дверь постучал. Вышла на порог великанша, а Плут-Малыш у нее и спрашивает:

- Нельзя ли у вас переночевать, хозяюшка? Иду я к королю, хочу на службу поступить, да вот в лесу заблудился.

- Эх, не повезло тебе, бедняжке,- вздохнула великанша.- Дом-то этот злому Великану-с-золотой-бородой принадлежит. Так что лучше уходи отсюда подобру-поздорову. Не то съест тебя Великан!

- Не могу я дальше идти,- признался Плут-Малыш,- устал я очень и заблудился. Так и так меня звери в лесу съедят. Уж лучше я здесь останусь, а вы спрячьте меня где-нибудь в укромном местечке, а поутру я уйду потихоньку.

- Ну что же, оставайся, коли так. Попробую я своего муженька перехитрить.

Отвела его великанша на кухню, где жарились на железном вертеле бык, поросенок и барашек. Накормила его, напоила и спрятала в погребе за бочками с вином.

Вскоре услыхал Плут-Малыш страшный шум - это вернулся домой Великан-с-золотой-бородой. Уселся Великан за стол и приказал жене жареного быка ему подать. Управившись с быком, съел он поросенка и барана и решил в погреб спуститься, чтобы винцом там побаловаться. Поднял он со скамьи бочку с вином, осушил ее одним глотком и хотел было уж наверх подняться, да заметил в углу юношу.

- Эге,- обрадовался Великан,- заботливая у меня же нушка. Будет чем закусить мне напоследок. Жаль только, что мальчонка какой-то никудышный, совсем маленький.

Э-э... да ничего!

Схватил он своей огромной лапищей юношу и приволок его на кухню.

- Спасибо тебе, жена, за заботу,- засмеялся Великан, приподняв юношу за ворот.

- Не тронь его, муженек, - попросила жена Великана.- Я тебе к завтраку его припасла.

- К завтраку, говоришь? Ну хорошо, пусть тогда поживет еще ночку. А что ты делать-то умеешь козявка-малявка? Истории позанятнее знаешь?

Собрался с духом Плут-Малыш и давай Великану истории разные рассказывать, позабавней да посмешней. А Великан слушал их и со смеху так и покатывался. Когда Плут-Малыш замолк, он его спрашивает:

- Да как зовут-то тебя?

- Плут-Малыш!

- Ха-ха-ха... Славное имечко! Веселый ты, я вижу, паренек. С тобой от скуки не пропадешь. Вот что, Плут-Малыш, съесть я тебя всегда успею, а пока будешь ты меня своими побасенками забавлять. Согласен?

- Вы совершенно правы,- охотно согласился Плут-Малыш.- К чему спешить, я никуда от вас не убегу, а историй я знаю про все на свете!

- Про все, про все?

- Решительно про все! - ответил Плут-Малыш.

После ужина отвел Великан юношу в соседнюю комнату и приказал ему ложиться спать, а сам на кухню вернулся и говорит ясене:

- Слыхала, как расхвастался этот Плут-Малыш? Все-то на свете он знает! А не ведает, что стоит в моей конюшне мул в золотых сапожках. Да не просто в золотых, а в сапогах-скороходах. Шаг сделает - и сорок лье позади. Ах плутишка-хвастунишка! Ну да ладно, я тоже спать пошел.

Улегся Великан на кровать, засопел уж, да вдруг как захохочет:

- Ха-ха-ха!.. Все он знает! Ну и умора! Клянусь моей золотой бородой, не знает он, что лежит тут у меня в мешке за дверью месяц ясный, что освещает все вокруг на сорок лье.

Прошло какое-то время, и опять захохотал Великан:

- Ха-ха-ха!.. Много знает этот Плут-Малыш, а не ведает, что припрятана под моей кроватью скрипка с серебряными струнами. И невдомек ему, всезнайке, что скрипка эта волшебная. Едва услышат ее люди, как волей-неволей в пляс пускаются. Ха-ха-ха!..

Насмеявшись всласть, зевнул Великан и вдруг так захрапел, что весь дом затрясся.

А Плут-Малыш не спал и все слышал. Только Великан захрапел, вскочил он с постели и пробрался в конюшню, отвязал мула в золотых сапожках и хотел было его оседлать, как мул возьми да зареви на весь лес. Проснулся Великан, рассердился и как заорет:

- Замолчи, осел! Не мешай мне спать! - Это он на мула так.

А тем временем Плут-Малыш оседлал мула, вывел его из конюшни и вскочил верхом. Заревел мул во второй раз, но и тут Великан поленился с кровати встать, а только крикнул:

- Замолчи, скотина! Не мешай спать! Не то встану с постели и отдубасю тебя папкой.

Когда же дернул Плут-Малыш за поводья, заревел мул в третий раз.

- Ах, так! - разъярился Великан.- Ну, погоди! Получишь у меня сполна!

Вскочил Великан с постели, схватил палку и кинулся вон из спальни. А Плут-Малыш, как увидел его в дверях, весело крикнул:

- Эгей, Великан! Вот тебе моя первая шутка! Будешь помнить, каков Плут-Малыш! А теперь в дорогу, мой быстрый мул!

Шагнул мул вперед и сразу же за сорок лье от этого страшного места оказался. Великан в одной рубахе вдогонку было бросился, да разве за мулом-скороходом угонишься? Вернулся он ни с чем домой и давай ругать свою жену. А за что ее-то ругать?

Ранним утром приехал Плут-Малыш к королевскому замку и рассказал королю про ночное свое приключение. Слушал его король и со смеху покатывался, а потом, не раздумывая, принял его к себе на службу, в советники.

И все бы обошлось хорошо, кабы не дочка короля. Ей тоже захотелось послушать веселые истории, какие рассказывал Плут-Малыш. И вот однажды он возьми и расскажи ей, что живет в дремучем лесу в большом доме Вели-кан-с-золотой-бородой и прячет он в мешке ясный месяц, который освещает все вокруг на сорок лье. Мало того, есть у него еще волшебная скрипка с серебряными струнами, под которую все пускаются в пляс. И так захотелось принцессе получить эти диковинки, что совсем она покой потеряла. Есть и пить отказалась, в своих комнатах заперлась и никого к себе не впускала. Встревожился тут король.

- Что с тобой, доченька? - спрашивает.- Не больна ли?

- Ах, отец! - вздохнула принцесса. - Ничто мне не мило, пока нет у меня ясного месяца, что освещает все вокруг на сорок лье. Прикажи, чтобы Плут-Малыш сходил к Великану и принес мне светлый месяц. Если не принесет, я умру с тоски.

И пришлось королю призвать к себе своего юного советника и поведать ему волю принцессы. Загрустил Плут-Малыш, очень не хотелось ему возвращаться в дом Великана. «Как бы и он не сыграл со мной одну из своих шуток»,- со страхом думал Плут-Малыш. Но слово короля - закон, пришлось ему подчиниться. Только попросил он у короля на дорогу мешок соли, сел на мула и в два счета оказался на поляне, где стоял дом Великана-с-золотой-бородой.

Дождавшись ночи, Плут-Малыш влез на крышу дома, заглянул в дымоход и увидал на плите огромный котел с похлебкой, под которым весело плясали языки пламени. Проделал он в мешке дыру и принялся осторожно сыпать соль прямо в котел. Так и высыпал всю соль в похлебку.Немного погодя уселся Великан за стол, пододвинул к себе котел с похлебкой и проглотил первую ложку.

- Ну и насолила! - так и охнул он, однако похлебку всю съел и решил пойти за водой, чтобы запить живую соль.

Вынул он из мешка ясный месяц, прицепил его на уголок крыши, чтоб светло было, и, взвалив на плечи две пустые бочки, побежал к реке.

А Плут-Малыш тут как тут: подкрался к дому и хвать месяц за рожок. Потом сунул его в пустой мешок из-под соли и крикнул погромче:

- Эй, Великан-с-золотой-бородой, вот тебе вторая моя шутка!

От неожиданности Великан даже споткнулся, но, опомнившись, бросился догонять маленького Плута. Однако далеко не убежал, потому что зацепился в темноте за корягу, грохнулся на землю и расшиб себе нос. Что ж, и так бывает. А Плут-Малыш вскочил на мула и в миг один оказался у королевского замка.

Обрадовались король и его дочка, получив ясный месяц, что освещал своим светом все вокруг на сорок лье. Вечером приказал король прицепить месяц на самой высокой башне, и стало в городе светло, как днем. Прослышав про эту диковинку, повалил в город любопытный люд: надо же на такое чудо поглядеть!

И все же не долго тешилась капризная принцесса забавной этой игрушкой и вот снова загрустила, есть отказалась и заперлась в своих покоях.

- Что с тобой, доченька? - встревожился опять король.- Уж не больна ли?

- Нет, отец, не больна, но очень уж мне хочется послушать волшебную скрипку с серебряными струнами.

- Будет тебе скрипка, не печалься! - сказал король.

И велел позвать к себе своего советника. Так и так, мол, хочет моя дочь, наследная принцесса, получить волшебную скрипку с серебряными струнами.

- А не принесешь, голова твоя слетит с плеч!

Бедный Плут-Малыш! К Великану идти - тот его живым не отпустит, у короля остаться - голову потерять. Ну, что бы вы ему посоветовали? Подумал-подумал он и решил все-таки ехать, только попросил он у короля бочонок сонной воды.

Выдали ему бочонок сонной воды. И к вечеру Плут-Малыш оказался на поляне близ дома Великана-с-золотой-бородой. Когда совсем стемнело, пробрался он через слуховое окошко в погреб, налил в початую бочку с вином сонной воды, а сам в уголке спрятался.

После ужина спустился в погреб сам Великан, выпил из бочки все вино и вернулся наверх.

- Ох... Что-то клонит меня ко сну,- сказал он.- Посте ли мне, жена, скорей, а то я, кажется, на ходу засну.

Постелила ему жена, улегся он и тут же захрапел на весь дом. А Плут-Малыш еще немного обождал, потом поднялся в его комнату и вытащил из-под кровати скрипку с серебряными струнами. Но только ступил он через порог дома, чтобы бежать вместе со скрипкой к королю, как она сама собой заиграла. Что ж тут удивительного, ведь то была волшебная скрипка!

Услышав скрипку, Великан проснулся и волей-неволей в пляс пустился. Глаза у него слипаются, а ноги сами собой выплясывают.

- Ох, нет мочи...-закряхтел Великан.-Да замолчи ты! - кричит он, а сам, пританцовывая, из дома вон идет.

Вышел он на поляну и видит: да это Плут-Малыш на его скрипке наигрывает!

- Перестань играть! - взмолился Великан.- Спать хочется!

- Если моя будет скрипка, я прикажу ей замолчать, а так она меня не послушается! - нашелся что ответить Плут-Малыш.

- Твоя, твоя! - согласился Великан-с-золотой-боро-дой.- Отдаю ее тебе навсегда! Й пусть это будет твоя третья шутка. Но, чур, последняя!

Охотно согласился на это Плут-Малыщ, подхватил скрипку, сел на мула и был таков.

Получив волшебную скрипку, король устроил пышный бал. Гостей он созвал со всей Франции. И день плясали гоги, и другой, и третий, а скрипка все играла и играла. Надолго запомнился им этот праздник! А принцесса через какое-то время опять на скуку стала жаловаться. И еда ей не мила, и разговоры противны, и скрипка надоела.

- Хочу,- говорит, - золотую бороду Великана. Пусть достанет ее Плут-Малыш, не то умру с тоски. Тут уж не на шутку рассердился сам король.

- Это опасно! - говорит он.- Великан его живым не отпустит. Из-за твоей прихоти я лишусь лучшего своего советника!

Но принцесса от своего не отступилась, слегла в постель, есть отказалась, ни с кем не говорит, никого видеть не хочет. Не выдержал король и отдал приказ, чтобы на другой же день Плут-Малыш отправился за золотой бородой Великана.

«Поделом мне,- подумал Плут-Малыш.- Не ту службу я выбрал. Не того хозяина. Но хочешь не хочешь, а ехать надо».

Сел он на мула в золотых сапожках и вмиг оказался на поляне возле дома Великана-с-золотой-бородой. А тот его уже ждет не дождется.

Так и так, все откровенно рассказал ему Плут-Малыш. Ну и посмеялся над его бедой Великан! Так смеялся, что про все старые обиды забыл и говорит:

- Вот тебе моя борода! Режь ее! У меня новая отрастет. Будешь помнить, каков Великан-с-золотой-бородой.

Да, выходит, великаны бывают получше иных людей.

Вернулся Плут-Малыш к королю с золотой бородой Великана и, не дожидаясь новых поручений капризной принцессы, сел на своего быстрого мула и в два счета дома оказался в родной деревне.

Давно бы так, скажете? Так-то оно так, да кабы наперед все знать, никто бы в яму не падал и шишек себе не набивал. Словом, поумнел Плут-Малыш за свою нелегкую службу.

Ну, а его матушка и отец так ему обрадовались, так обрадовались, что устроили праздник на всю деревню. Лучший скрипач играл им, хоть и на простой скрипке, но гости танцевали всю ночь. И светила им полная луна, так-то вот. Я сам на том празднике был, но, как на грех, закружилась у меня под утро голова и пошел я домой. Шел, шел, да так и не дошел - свалился от усталости на длинной нашей улице Мулён.

detkambest.ru

«Плут-малыш» Старинная французская сказка ~ Поэзия (Стихи для детей)

«Плут-малыш» /старинная французская сказка/

Жили-были муж с женою Не тужив. Но в том беда Что ребеночка судьбою Не пошлется никогда

Но, однажды услыхала Стук в двери жена негромкий Там цыганочка стояла Детки с нею плачут звонко

И, с порога, лезут в душу - Дай нам, женщина, покушать! А не то, не ровен час Смерть троих погубит нас!

Доброй женщина, и кроткой От рождения была Быстрой, ловкою походкой Молочка им принесла

Да, отрезала им хлеба Пусть наестся, кто бы не был! Жалко было ей, до слез Бог кого бы ни принес!

Вот, насытилась цыганка И довольны цыганята Сразу прочь ушла гадалка Потащив детей куда-то

У цыган: коль ужин тут Здесь и завтракать идут! Всю неделю к ней ходили Раз - за разом ели-пили

Хоть являлись они снова Их жена, с душой, без слова Вволю хлебом угощала Молоко всегда давала

А тогда, когда кормила Черномазых цыганят Ничего не говорила Любовалась, как едят

Всю неделю и спасиба От цыганки не дождалась Но, когда те ни пришли бы Только ими занималась

День седьмой: и снова те же Приходить не стали реже Снова ели. Но цыганка Молвит в этот раз хозяйке:

«Что ж, красавица, спасибо! За добро, я не обижу Нынче мы давно ушли бы Но, тоску твою я вижу!

Перед тем, как из деревни Нам уйти в далекий путь Расскажу я способ древний Чтобы смех тебе вернуть

Сердца гнет, чтоб сбросить лишний На стволе отыщешь вишни Ты, застывший каплей сок Ешь его, и жди свой срок!

Года чуть, увидишь, ране Твое сбудется желанье То, что в сердце незаметно Носишь с мужем беззаветно!»

Так сказала, и туманом Растворилась. Но дурманом Словно женщину споила Сразу в сад та, сок добыла

Положила в рот кусочек… Год не вышел, и сыночек У нее родился свой Да, хорошенький такой!

Только, вот один вопрос Сын ее никак не рос Хоть давно пошел он в школу Правда, хитрым был, веселым!

За росточек очень малый Да за ум его удалый Где появится он лишь Говорили: «Плут-малыш!»

Вот, мальчонке двадцать лет Ну, а денег в доме нет Он на службу наниматься К королю решил податься

Со своими ненадолго Чуть присел, да в путь-дорогу В путь хороший и плохой Вот, забрел он в лес глухой

Заблудиться выпал случай По кустам блуждал колючим Сам не ведал, как избушку Рассмотрел он на опушке

Свет в окне избушки той Домик видно не пустой Стукнул в дверь, как дома раньше Вышла тетя-великанша

Да, когда бояться там! «Это я, нельзя ли к Вам На ночлег, хозяйка, слышь?» К ней с вопросом Плут-малыш

К королю иду наняться Долго мне пришлось скитаться! Слава, Господу, на Вас Натолкнулся в поздний час!

А она вздохнула тяжко: «Не судьба тебе, бедняжка! Великан живет тут злой С золотою бородой

Любит он покушать вкусно Чтоб ему в утробе пусто! Уходи покуда в лес А не то, тебя он съест!»

Плут-малыш сказал устало: «Наша где ни пропадала! Заедят в лесу и звери Открывай, хозяйка двери!

Что же мне бродить в тоске? Лягу тихо в уголке Ростом маленький я с виду Утром рано в чащу выйду!»

- Оставайся, коли так! С мужем слажу может как В животе-то, видно пусто? Покормлю тебя я вкусно!

А на вертеле железном В кухне жарилися тесно Поросенок, бык, барашек Запах шел: аж до мурашек!

Накормился Плут-малыш Та, мальчонку в погреб: кишь! Да за бочкою с вином Он заснул медвежьим сном

Поздно ночью с шумом страшным Великан вернулся важно С золотою бородою Кое-где уже седою

Сразу в кухню. Сел и ест Проглотил в один присест Он быка и поросенка И барана, как котенка

Как покушал до конца В погреб слез, попить винца Бочку литров в двести залпом Выпил. Снова ставит на пол

Но в углу увидел том: Спит мальчишка крепким сном Двадцати примерно лет Но вот росту вовсе нет

О, воскликнул людоед Это лучше всех котлет! Позаботилась жена Что за умница она!

Маловат, паршивец, больно… Но на этот раз, довольно! Умиленный великан Хвать мальчишку, и в карман

Великан на кухню входит Великаншу там находит Он в кармане шарит узком Тащит позднюю закуску

Парня держит в пальцах грубых И жену целует в губы Слово молвит ей с зевотой: «Тронут я твоей заботой!»

А, в ответ, хозяйка мило Говорит: «Не стоит даже! Я в лесу его словила Посмешить тебя, уважить!

Мелкий очень, больно гадок! Не души пока рукой Отложи его на завтрак Завтра скушай, дорогой!»

И ответил тот с улыбкой Прочищая зубы ниткой: Поживет пока, пущай… Наливай, супруга чай!»

И мальчишке: «Что сидишь? Как зовут? Ах, Плут-малыш! Ну, и имечко… Забавно! Ты болтун наверно славный?!

Может пару мне историй Ты расскажешь нынче, что ли? Что-нибудь, да пострашней И при этом, посмешней!»

Плут-малыш собрался с духом И пошел «плести» над ухом Великаньим: где – как было Где – приврет, по мере силы

Но истории казались Так смешны, - где только брались В голове того мальчишки? Будто он читал по книжке!

Великан нахохотался Знать, доволен им остался И промолвил Малышу: «Съесть тебя я погожу!

Будешь случаи да басни Посмешней и поужасней Мне рассказывать пока Чтоб не мучила тоска!»

Плут-малыш кивнул лукаво: «Как всегда Вы, сударь, правы! Ваша верная затея Поживу, - хоть потолстею

Ну, а съесть: я под рукой Нет проблемы никакой! А истории я эти Знаю все про все на свете!»

Великан мальцу: «Не уж-то?» - Да, почтенный! Потому, что Нету тайн таких у света Чтоб не знал я их секрета!

Усмехнулся людоед: - Ты, хвастун, каких уж нет! Будет врать да заливать Марш в постель! Да живо спать!

Плут-малыш, едва укрылся Одеялом, - затаился Чтоб кроватью не скрипеть Да как принялся храпеть!

Великан к нему идет Слышит храп: «Унялся вот Бестолковый хвастунишка Знает все… Ну, это слишком!»

Возвратился снова в кухню В печь дрова подбросил: тухнет В кресло сел свое подальше Обращаясь к великанше

- Дорогая, ты слыхала Речи нашего нахала? Говорит, что нет секретов Чтоб не знал малявка этот!

Он, видать уже заснул Знать - не знает, что мой мул Не в простых, а в золотых Он сапожках дорогих

Мул в лесу, горах, на водах В тех сапожках-скороходах Только сделал шаг пути: Сорок лье уж позади!

И хозяину послушный Сено ест в моей конюшне Он про это знать - не знал Этот выскочка-нахал!

Людоед над глупой спесью Малыша, с женою вместе Посмеялся еще чуть И побрел к себе вздремнуть

А дорогой все бубнел Что Малыш не разумел Похваляясь понапрасну И про месяц его ясный

Что давно в большом мешке Спрятан тайно в затишке Сорок лье он освещает Плут о том совсем не знает!

Уже лег, и засыпает Людоед, но продолжает Умиляться хохоча Похвальбою трепача:

«Как болтун хвалился шибко! А не знает, что и скрипку Струн серебряных волшебных Я храню от глаз враждебных

Но, не музыка мирская Сила в скрипке колдовская Стоит ей начать играть Всем приходится плясать!

Но, об этом, обо всем Плут ни духом и ни сном Дело ясное, не знает!» Так сказал, и засыпает

Необычно только спал Дом от храпа задрожал И, воспользовавшись сном Плут-малыш покинул дом

Сна не ведав никакого Все он слышал слово в слово Вмиг в конюшню проскользнул Где стоял волшебный мул

Посмотрел: и вправду тут В сапогах златых обут Мул стоит, засунув нос Прямо по уши в овес

Влезть хотел Малыш на мула Тут-то в голову стрельнуло Что-то мулу скороходу Он взревел, как на негоду

Мул стоял ведь тот – волшебный Вот и стал орать он, бедный Дикий лес на весь отчаянно Разбудить скорей хозяина

Крик такой не слышать: где там! Разбудили людоеда К счастью, сам он не пришел Пробасил: «Заткнись, осел!

Поуйми-ка глас животный Ты сегодня не голодный! И до самого конца Весь извел запас овса!

А слежу я за тобою Как за собственной женою! Постелил сухого сена… Спи! Не то, возьму полено!»

Крикнув так на мула, он Погрузился в крепкий сон Плут-малыш того и ждал Вывел мула, оседлал

Только мул волшебный снова Дикий крик издал густого Средь нехоженого леса Напугав в трущобе беса

Плут-малыш в седло забрался Мул не ехал, упирался Ждал, пока хозяин выйдет Чужака на нем увидит

Великан вставать ленился Хоть проснулся, разозлился Вновь с кровати стал орать: «Дай, скотина, мне поспать!

Сон такой тревожишь сладкий Так и знай, отхватишь палки! Коли я заснуть успел Как будить меня посмел!»

Понял Плут-малыш прекрасно Как становится опасно Ждать нельзя уже сегодня Он и дернул за поводья!

Но, в недобрый этот час Мул взревел и в третий раз! Не секрет, что людоеда Поразила наглость эта

Пробудился ото сна Проучить идет осла Выбегает он калиткой С суковатою дубинкой

Сам не свой кричит громила: «Золотым терпенье было У меня к тебе, подлец Но, пришел ему конец!

На своей узнаешь спинке Вкус, немедленно, дубинки! Сколько я могу кричать: Дай, пожалуйста, поспать!»

В это время, Плут-малыш Сквозь лесную крикнул тишь Перед носом людоеда: «Первой будет шутка эта!»

Зря хвалился, говоришь? Вот какой я – Плут-малыш!» Сам поводья натянул: «Мчи вперед, мой быстрый мул!»

Мул помчал быстрее птицы Пыль одна за ним клубится Великан, сначала гнался Но, ни с чем один остался

Спать к себе домой побрел Был, конечно, очень зол От досады весь дрожа Все ругал он Малыша

А тем временем, легко Был оттуда далеко Плут-малыш в своем тряпье Больше, чем за сорок лье!

Не успело солнце встать Как случилось доскакать Ему ночи той к концу К королевскому крыльцу

Он приехал очень рано Но не спит дворца охрана Ей Малыш и доложил Что охотно б послужил

С превеликим наслажденьем Королю о приключеньи Плут-малыш своем поведал За торжественным обедом

От души король смеялся Все рассказу удивлялся Он увидел, что в мальчишке Очень здравые мыслишки

На большую на удачу Парня он, таки, назначил Быть – советником при нем Прямо сразу этим днем!

При дворце теперь служил Плут-малыш, и славно жил Но, во всем бывает кочка Все бы то, кабы ни дочка…

Перед сном, как только ночь Короля все время дочь Малыша-плута просила Рассказать, как дело было

Плут-малыш всегда сначала Ей рассказывал, бывало Про избушку, людоеда… Где и как случилось это

И про месяц ясный дивный При котором ночью видно Лье на сорок, и про скрипку От которой пляшут шибко

В общем, кончился покой Королевской дочки той Из палат не кажет носа Есть – ни ест, и смотрит косо

Растревожился отец Не на шутку, наконец На колени дочку садит Ей рукою волос гладит

И вопрос ей задает: «Что покою не дает Ты здорова, дочка, аль…? Расскажи свою печаль!»

«Ах, отец!», - ему принцесса «Твой советник, среди леса Говорил, - стоит избушка В той чащобе на опушке

И с женой, в избушке той С золотою бородой Великан живет ужасный Месяц прячет дивный, ясный

Сорок лье себя вокруг Освещает месяц вдруг Ты советнику приказ Дай, чтоб месяц был у нас!

А не то, быть может статься Я тоскою убиваться Никогда не перестану Пусть он едет к великану!»

Как печаль развеять дочки… И король, без проволочки Говорит: «Советник юный! Раздобудь мне месяц лунный!»

Опечален Плут-малыш Да и как не загрустишь?! Людоед теперь сердитый Не простит ему обиды!

Не сыграл свою бы шутку В ту недобрую минутку Уже с ним бы великан… Но приказ жестокий дан!

Коль в дорогу ехать, что ли То мешок тяжелый соли Плут-малыш с собой берет Сам на мула, и – вперед!

Быстрый мул. Легка дорога И моргнуть успело око Как Малыш быстрее лани Оказался на поляне

Он стоит на месте том Тот же лес. И тот же дом А поверх большой избы Дым клубится из трубы

Влез на крышу, словно кот Заглянул он в дымоход Там в котле огромном ловко Людоед варил похлебку

Под котлом гуляет пламя Занят муж с женой делами Малыша не видят коль Сыплет тот в похлебку соль

Ссыпал полностью мешок Ну, поешь теперь, дружок! Великан берет котел Ставит тряпкою на стол

Стал он есть, - и чует: солно Его челюсть сводит словно! Но не стал бранить супругу За такую вот «услугу»

Нынче много было дел Он голодный, и …доел Великан, свой гнев скрывая Хоть и соль в котле живая

Встал, слегка поморщась, он Взял ведро, и вышел вон Очень пить ему неймется Надо двигаться к колодцу!

Во дворе – хоть глаз коли Звезд не видно, ни земли Людоед полез в мешок Тащит месяц за рожок

Чтобы месяц путь светил Его к крыше прикрепил Видно стало: просто рай Хоть иголки собирай!

Он к колодцу за водой А советник молодой Месяц ясный – хвать рукой Да в мешок его пустой!

Темнотище вмиг. Аж жутко! Плут-малыш на мула влез: «Вот, моя вторая шутка!» Крикнул он, и скрылся в лес

Обернулся великан: «Погоди же, басурман!» Побежал, во тьме споткнулся В землю носом и уткнулся

Как своим догонишь ходом Ночью мула-скорохода? Тем моментом удалец Уже прибыл во дворец

Рад король, и дочка рада А советнику – награда! Прикрепили месяц важный На высокой самой башне

Стало в городе светло Люд несметный понесло Со всех мест в волшебный град Каждый месяц глянуть рад!

Только, тешилась недолго Новой сказочной игрушкой Через день опять умолкла Ненасытная девчушка

Дочь капризная надулась Словно мышка на крупу Да лицом в подол уткнулась Плачет, жалясь на судьбу

Стал над ней король, как квочка: «Не больная ты ли, дочка?» Отвечала та, вздыхала: «Нет! Я скрипку не слыхала!

Помнишь, сказывал советник А ты знаешь, он не сплетник Великан тот не случайно Держит скрипку в доме тайно!

В ней серебряные струны Всякий: старый или юный Как начнет она играть Будет силою плясать!»

«Не горюй, не плачь, хорошая Моя доченька пригожая! Я добуду эту скрипку!» Ей сказал король с улыбкой

И не трудно догадаться Он не думал собираться В лес за скрипкою скакать Его дело – приказать

Крикнул он: «Советник где мой!» Тот бежит немедля, бедный И ему звучит приказ Отправляться в тот же час!

Там, в дому у великана Надо силою обмана Выкрасть срочно, время нету Скрипку ту, - и до рассвета!

Так сказал ему король «А не будет скрипки, коль» Он в конце добавил речи «Голова покинет плечи!»

Бедный, Плут-малыш, он, бедный… Стал он грустный, стал он бледный Здесь казнят, иль там убьют… Что прикажешь делать тут?!

И нельзя никак опять Королю приказ менять! Плут-малыш для той езды Сонной дать просил воды

Погрузив на мула бочку Той дорогой, той же ночкой Плут помчал по новой в лес И стрелой во мрак исчез

Вовсе небо потемнело Над поляною дремучей Громом дико прогремело Ливень выронили тучи

К дому тайно подобрался Плут-малыш. Затем прокрался Слуховым окном несложно В погреб винный осторожно

Отыскал с вином початый Он бочонок там дощатый И налил в вино неспешно

Воду сонную, конечно! А когда воды добавил То на место пробку вставил Как забрался в дальний угол Мрак уже весь дом окутал

Все Малыш продумал, сверил Великан пока вечерял Наконец-то, перед сном Он запить решил винцом

Вот, раздался шум тяжелый И хозяин невеселый Стал спускаться в погреб свой И по всем приметам: злой

Взял лапищею пудовой Он бочонок тот дубовый Словно кружку, выпил сразу Не вздохнув, причем, ни разу!

Как немного захмелел Вроде, чуть повеселел Песню начал напевать Да наверх, к себе шагать

Великанихе с зевотой Пробурчал, что спать охота И что морит его хмель Чтоб готовила постель!

Гость в подвале то и ждал Когда дом весь задрожал Под тяжелым диким храпом Тем и Плут пошел этапом

Шмыгнул в спальню людоеда Глядь – поглядь: вот скрипка эта Серебром струны блестит Великан-хозяин спит

Ухватился Плут за скрипку С ней бежит из дома прытко По крыльцу уже ступает Тут, как скрипка – заиграет!

Силы ведь она волшебной И похитить ее, бедный Плут тайком никак не мог И бежать без задних ног!

И она молчать не стала На пороге заиграла Вот, и сам хозяин тонно Пританцовывает сонно

И кричит на скрипку он: «Замолчи! Тревожишь сон! Что играешь среди ночи? Больше нет плясать и мочи!»

Из избушки, не обут Вышел. Глядь: а это Плут Да на скрипочке мурлычет Разбудил, наружу кличет

И кричит: «Дружок желанный! Рад тебе я великанно! Ну-ка, брат, в лесу-ка нашем Погуляем да попляшем!»

«Да какой: гулять-плясать! Поуймись же, дай поспать! Моей мочи больше нет!» Ему молвит людоед

Плут ему: «Добро, товарищ! Обещай, что скрипку даришь?» - Забирай уж, шут с тобой Только, дай скорей покой!

Нынче, шутка эта, чур Неуемный балагур Будет – шуткой твоей третьей Пусть и самою последней!

«По рукам!», - промолвил Плут «Ну, счастливо тебе тут!» Скрипку - в сумку, сам - на мула И его как ветром сдуло!

Путь не долог, и в конце Вот, уже он во дворце! А король, со всех вестей Дорогих созвал гостей

Ели-пили все, гуляли И три дня они плясали Притомились гости шибко Долго помнить будут скрипку!

Жить да радоваться б только Век, Господь позволил сколько Месяц светит, скрипка есть Рек, полей, лесов - не счесть!

Не прошло три дня, - принцесса В сердце снова чует беса Грусть-кручину ощущает Никого не замечает!

Перестала есть и пить Стал король ее лечить Докторов он ей заморских Знахарей сзывает горских…

Все без пользы как обычно Ей - и месяц безразличный И под скрипку не танцует Днем и ночью губы дует!

К ней отец опять подходит Речь любезную заводит: «Что ни съешь ты, ни кусочка? Что с тобой творится, дочка?»

- Я, отец, не рада городу Пусть Малыш достанет бороду Золотую великана Завтра мне по утру рано!

Рассердился и король: «Да в воем уме ты что ль?! Плут советы мне дает Великан его убьет!»

Во слезах принцесса бьется: «Нет! Пока он не вернется С бородою великана Из постели я не встану!»

И капризная девчонка Заревела с силой звонко Разбросала все игрушки Да зарылася в подушки

А отец ее тревожить Лишний раз не хочет тоже Плут-малыш и в этот раз Получил его приказ

Сам подумал: «Поделом Мне, чтоб впредь не был ослом! Вот – награда за работу Чтоб ни лез, не зная броду!»

Но слезою не поможешь А приказа не отложишь В настроении плохом Сел на мула он верхом

В лес дремучий снова едет Толи вправду, толи бредит… Сам горюет горько, тужит Что совсем не там он служит!

Вот и дом. Подъехал Плут А хозяин тут-как-тут Все поведал великану Наш советник без обману

Великан – давай смеяться По земле клубком кататься Насмешил советник очень Так его, что нету мочи

Перестал потом, поднялся Очень долго отряхался Унимал покуда пыл Все обиды позабыл

Молвил слово людоед: «Здесь беды особой нет Режь, и бороду мою Так и быть уж, отдаю!

Отрастет она по новой!» Великан сказал суровый «Ну. теперь и в добрый путь С бородою, как ни будь!

А каков он сам собой С золотою бородой Великан, - не забывай Кой-когда и вспоминай!»

Плут подумал, уезжая: «Вот ведь жизнь она какая… Людоед, - и тот по сути Лучше, чем иные люди!»

Уморился Плут дрожать Да принцессе угождать Ей он бороду отдал А приказов ждать не стал

Крикнул он: «Вези, мул древний Ты до дома, до деревни!» Вмиг рассеялся во мрак И давно ему бы так!

Только…, знал бы, где упасть То б соломки подослать Всякий вовремя б успел Лоб его и был бы цел…

Вышли мать с отцом из хаты Что ты! Сыну очень рады! Поскорей гостей назвали День и ночь они гуляли! Был скрипач на встрече той Хоть со скрипкою простой Но зато, в деревне – лучший То, что надо в этот случай!

И без устали, без сна В небе полная луна Над деревнею светила Видно, днем как будто, было!

Здесь волшебные гостинцы Были все – не для него Чем – до дому возвратиться Лучше - нету ничего!

Правда, был во стойле мул Но он в час такой уснул Из волшебной хоть он кожи А поспать – любитель тоже!

Был и я там. Ел и пил Шел домой, упал без сил До утра не встал с колен С нашей улицы – Мулен

20 мая 2002 года 1 час 30 минут Москва ***

www.chitalnya.ru

Плут-Малыш — французская народная сказка на русском языке — Библиотека для детей

 

Французская народная сказка Жили на свете муж с женой. Жили не тужили, да вот беда: не подарила им судьба ребеночка.Как-то раз, когда была жена одна дома, постучалась к ней цыганка с двумя маленькими детьми и, не здороваясь, попросила:— Дай нам что-нибудь поесть, а то, не ровен час, помрем с голода.Была госпожа эта женщиной доброй, и поэтому упрашивать ее не пришлось. Услыхав такие слова, всплеснула она руками, заохала и тут же дала всем троим по кружке молока и по ломтю хлеба.Наелись цыганка и ее цыганята, губы вытерли и, не поблагодарив, дальше отправились. Но на следующий день появилась снова цыганка с детьми и снова попросила добрую женщину их накормить. Не отказала та цыганке и угостила всех троих молоком и хлебом.Так продолжалось целую неделю. Только на седьмой день поблагодарила цыганка женщину и, улыбнувшись, сказала:— Вижу, красавица, гложет тебя тоска. Если хочешь ты от нее избавиться, иди к себе в сад, отыщи на стволе вишневого дерева каплю застывшего древесного сока и съешь его.И раньше чем через год исполнится твое заветное желание.Едва ушла цыганка, как побежала женщина в сад, отыскала вишневое дерево и в самом деле увидала на стволе застывшую каплю древесного сока.Сняла она ее со ствола кончиками пальцев и съела. Прошло назначенное время, и родился у нее сыночек. Да такой хорошенький, что все только диву давались.Время шло, чужие дети росли-подрастали, а ее сыночек, не в пример прочим, никак не мог ростом похвастаться: подрос маленько, да таким же маленьким и остался. Но хоть и маленький он был, а страсть какой веселый и хитрый. Недаром прозвали его Плут-Малыш.Когда исполнилось ему двадцать лет, решил он на королевскую службу поступить. Задумано — сделано. Вот и отправился он в путь-дорогу.Шел он, шел, много дорог исходил и как-то раз к ночи в глухом лесу заблудился. Долго блуждал он по лесу, пока не наткнулся на большущий дом с освещенными окнами. Подошел он к дому и в дверь постучал. Вышла на порог великанша, а Плут-Малыш у нее и спрашивает:— Нельзя ли у вас переночевать, хозяюшка? Иду я к королю, хочу на службу поступить, да вот в лесу заблудился.— Эх, не повезло тебе, бедняжке,- вздохнула великанша.- Дом-то этот злому Великану-с-золотой-бородой принадлежит. Так что лучше уходи отсюда подобру-поздорову. Не то съест тебя Великан!— Не могу я дальше идти,- признался Плут-Малыш,- устал я очень и заблудился. Так и так меня звери в лесу съедят. Уж лучше я здесь останусь, а вы спрячьте меня где-нибудь в укромном местечке, а поутру я уйду потихоньку.— Ну что же, оставайся, коли так. Попробую я своего муженька перехитрить.Отвела его великанша на кухню, где жарились на железном вертеле бык, поросенок и барашек. Накормила его, напоила и спрятала в погребе за бочками с вином.Вскоре услыхал Плут-Малыш страшный шум — это вернулся домой Великан-с-золотой-бородой. Уселся Великан за стол и приказал жене жареного быка ему подать. Управившись с быком, съел он поросенка и барана и решил в погреб спуститься, чтобы винцом там побаловаться. Поднял он со скамьи бочку с вином, осушил ее одним глотком и хотел было уж наверх подняться, да заметил в углу юношу.— Эге,- обрадовался Великан,- заботливая у меня же нушка. Будет чем закусить мне напоследок. Жаль только, что мальчонка какой-то никудышный, совсем маленький.Э-э… да ничего!Схватил он своей огромной лапищей юношу и приволок его на кухню.— Спасибо тебе, жена, за заботу,- засмеялся Великан, приподняв юношу за ворот.— Не тронь его, муженек, — попросила жена Великана.- Я тебе к завтраку его припасла.— К завтраку, говоришь? Ну хорошо, пусть тогда поживет еще ночку. А что ты делать-то умеешь козявка-малявка? Истории позанятнее знаешь?Собрался с духом Плут-Малыш и давай Великану истории разные рассказывать, позабавней да посмешней. А Великан слушал их и со смеху так и покатывался. Когда Плут-Малыш замолк, он его спрашивает:— Да как зовут-то тебя?— Плут-Малыш!— Ха-ха-ха… Славное имечко! Веселый ты, я вижу, паренек. С тобой от скуки не пропадешь. Вот что, Плут-Малыш, съесть я тебя всегда успею, а пока будешь ты меня своими побасенками забавлять. Согласен?— Вы совершенно правы,- охотно согласился Плут-Малыш.- К чему спешить, я никуда от вас не убегу, а историй я знаю про все на свете!— Про все, про все?— Решительно про все! — ответил Плут-Малыш.После ужина отвел Великан юношу в соседнюю комнату и приказал ему ложиться спать, а сам на кухню вернулся и говорит ясене:— Слыхала, как расхвастался этот Плут-Малыш? Все-то на свете он знает! А не ведает, что стоит в моей конюшне мул в золотых сапожках. Да не просто в золотых, а в сапогах-скороходах. Шаг сделает — и сорок лье позади. Ах плутишка-хвастунишка! Ну да ладно, я тоже спать пошел.Улегся Великан на кровать, засопел уж, да вдруг как захохочет:— Ха-ха-ха!.. Все он знает! Ну и умора! Клянусь моей золотой бородой, не знает он, что лежит тут у меня в мешке за дверью месяц ясный, что освещает все вокруг на сорок лье.Прошло какое-то время, и опять захохотал Великан:— Ха-ха-ха!.. Много знает этот Плут-Малыш, а не ведает, что припрятана под моей кроватью скрипка с серебряными струнами. И невдомек ему, всезнайке, что скрипка эта волшебная. Едва услышат ее люди, как волей-неволей в пляс пускаются. Ха-ха-ха!..Насмеявшись всласть, зевнул Великан и вдруг так захрапел, что весь дом затрясся.

А Плут-Малыш не спал и все слышал. Только Великан захрапел, вскочил он с постели и пробрался в конюшню, отвязал мула в золотых сапожках и хотел было его оседлать, как мул возьми да зареви на весь лес. Проснулся Великан, рассердился и как заорет:— Замолчи, осел! Не мешай мне спать! — Это он на мула так.А тем временем Плут-Малыш оседлал мула, вывел его из конюшни и вскочил верхом. Заревел мул во второй раз, но и тут Великан поленился с кровати встать, а только крикнул:— Замолчи, скотина! Не мешай спать! Не то встану с постели и отдубасю тебя папкой.Когда же дернул Плут-Малыш за поводья, заревел мул в третий раз.— Ах, так! — разъярился Великан.- Ну, погоди! Получишь у меня сполна!Вскочил Великан с постели, схватил палку и кинулся вон из спальни. А Плут-Малыш, как увидел его в дверях, весело крикнул:— Эгей, Великан! Вот тебе моя первая шутка! Будешь помнить, каков Плут-Малыш! А теперь в дорогу, мой быстрый мул!Шагнул мул вперед и сразу же за сорок лье от этого страшного места оказался. Великан в одной рубахе вдогонку было бросился, да разве за мулом-скороходом угонишься? Вернулся он ни с чем домой и давай ругать свою жену. А за что ее-то ругать?Ранним утром приехал Плут-Малыш к королевскому замку и рассказал королю про ночное свое приключение. Слушал его король и со смеху покатывался, а потом, не раздумывая, принял его к себе на службу, в советники.

И все бы обошлось хорошо, кабы не дочка короля. Ей тоже захотелось послушать веселые истории, какие рассказывал Плут-Малыш. И вот однажды он возьми и расскажи ей, что живет в дремучем лесу в большом доме Вели-кан-с-золотой-бородой и прячет он в мешке ясный месяц, который освещает все вокруг на сорок лье. Мало того, есть у него еще волшебная скрипка с серебряными струнами, под которую все пускаются в пляс. И так захотелось принцессе получить эти диковинки, что совсем она покой потеряла. Есть и пить отказалась, в своих комнатах заперлась и никого к себе не впускала. Встревожился тут король.

— Что с тобой, доченька? — спрашивает.- Не больна ли?

— Ах, отец! — вздохнула принцесса. — Ничто мне не мило, пока нет у меня ясного месяца, что освещает все вокруг на сорок лье. Прикажи, чтобы Плут-Малыш сходил к Великану и принес мне светлый месяц. Если не принесет, я умру с тоски.

И пришлось королю призвать к себе своего юного советника и поведать ему волю принцессы. Загрустил Плут-Малыш, очень не хотелось ему возвращаться в дом Великана. «Как бы и он не сыграл со мной одну из своих шуток»,- со страхом думал Плут-Малыш. Но слово короля — закон, пришлось ему подчиниться. Только попросил он у короля на дорогу мешок соли, сел на мула и в два счета оказался на поляне, где стоял дом Великана-с-золотой-бородой.

Дождавшись ночи, Плут-Малыш влез на крышу дома, заглянул в дымоход и увидал на плите огромный котел с похлебкой, под которым весело плясали языки пламени. Проделал он в мешке дыру и принялся осторожно сыпать соль прямо в котел. Так и высыпал всю соль в похлебку.Немного погодя уселся Великан за стол, пододвинул к себе котел с похлебкой и проглотил первую ложку.

— Ну и насолила! — так и охнул он, однако похлебку всю съел и решил пойти за водой, чтобы запить живую соль.

Вынул он из мешка ясный месяц, прицепил его на уголок крыши, чтоб светло было, и, взвалив на плечи две пустые бочки, побежал к реке.

А Плут-Малыш тут как тут: подкрался к дому и хвать месяц за рожок. Потом сунул его в пустой мешок из-под соли и крикнул погромче:

— Эй, Великан-с-золотой-бородой, вот тебе вторая моя шутка!

От неожиданности Великан даже споткнулся, но, опомнившись, бросился догонять маленького Плута. Однако далеко не убежал, потому что зацепился в темноте за корягу, грохнулся на землю и расшиб себе нос. Что ж, и так бывает. А Плут-Малыш вскочил на мула и в миг один оказался у королевского замка.

Обрадовались король и его дочка, получив ясный месяц, что освещал своим светом все вокруг на сорок лье. Вечером приказал король прицепить месяц на самой высокой башне, и стало в городе светло, как днем. Прослышав про эту диковинку, повалил в город любопытный люд: надо же на такое чудо поглядеть!

И все же не долго тешилась капризная принцесса забавной этой игрушкой и вот снова загрустила, есть отказалась и заперлась в своих покоях.

— Что с тобой, доченька? — встревожился опять король.- Уж не больна ли?

— Нет, отец, не больна, но очень уж мне хочется послушать волшебную скрипку с серебряными струнами.

— Будет тебе скрипка, не печалься! — сказал король.

И велел позвать к себе своего советника. Так и так, мол, хочет моя дочь, наследная принцесса, получить волшебную скрипку с серебряными струнами.

— А не принесешь, голова твоя слетит с плеч!

Бедный Плут-Малыш! К Великану идти — тот его живым не отпустит, у короля остаться — голову потерять. Ну, что бы вы ему посоветовали? Подумал-подумал он и решил все-таки ехать, только попросил он у короля бочонок сонной воды.

Выдали ему бочонок сонной воды. И к вечеру Плут-Малыш оказался на поляне близ дома Великана-с-золотой-бородой. Когда совсем стемнело, пробрался он через слуховое окошко в погреб, налил в початую бочку с вином сонной воды, а сам в уголке спрятался.

После ужина спустился в погреб сам Великан, выпил из бочки все вино и вернулся наверх.

— Ох… Что-то клонит меня ко сну,- сказал он.- Посте ли мне, жена, скорей, а то я, кажется, на ходу засну.

Постелила ему жена, улегся он и тут же захрапел на весь дом. А Плут-Малыш еще немного обождал, потом поднялся в его комнату и вытащил из-под кровати скрипку с серебряными струнами. Но только ступил он через порог дома, чтобы бежать вместе со скрипкой к королю, как она сама собой заиграла. Что ж тут удивительного, ведь то была волшебная скрипка!

Услышав скрипку, Великан проснулся и волей-неволей в пляс пустился. Глаза у него слипаются, а ноги сами собой выплясывают.

— Ох, нет мочи…-закряхтел Великан.-Да замолчи ты! — кричит он, а сам, пританцовывая, из дома вон идет.

Вышел он на поляну и видит: да это Плут-Малыш на его скрипке наигрывает!

— Перестань играть! — взмолился Великан.- Спать хочется!

— Если моя будет скрипка, я прикажу ей замолчать, а так она меня не послушается! — нашелся что ответить Плут-Малыш.

— Твоя, твоя! — согласился Великан-с-золотой-боро-дой.- Отдаю ее тебе навсегда! Й пусть это будет твоя третья шутка. Но, чур, последняя!

Охотно согласился на это Плут-Малыщ, подхватил скрипку, сел на мула и был таков.

Получив волшебную скрипку, король устроил пышный бал. Гостей он созвал со всей Франции. И день плясали гоги, и другой, и третий, а скрипка все играла и играла. Надолго запомнился им этот праздник! А принцесса через какое-то время опять на скуку стала жаловаться. И еда ей не мила, и разговоры противны, и скрипка надоела.

— Хочу,- говорит, — золотую бороду Великана. Пусть достанет ее Плут-Малыш, не то умру с тоски. Тут уж не на шутку рассердился сам король.

— Это опасно! — говорит он.- Великан его живым не отпустит. Из-за твоей прихоти я лишусь лучшего своего советника!

Но принцесса от своего не отступилась, слегла в постель, есть отказалась, ни с кем не говорит, никого видеть не хочет. Не выдержал король и отдал приказ, чтобы на другой же день Плут-Малыш отправился за золотой бородой Великана.

«Поделом мне,- подумал Плут-Малыш.- Не ту службу я выбрал. Не того хозяина. Но хочешь не хочешь, а ехать надо».

Сел он на мула в золотых сапожках и вмиг оказался на поляне возле дома Великана-с-золотой-бородой. А тот его уже ждет не дождется.

Так и так, все откровенно рассказал ему Плут-Малыш. Ну и посмеялся над его бедой Великан! Так смеялся, что про все старые обиды забыл и говорит:

— Вот тебе моя борода! Режь ее! У меня новая отрастет. Будешь помнить, каков Великан-с-золотой-бородой.

Да, выходит, великаны бывают получше иных людей.

Вернулся Плут-Малыш к королю с золотой бородой Великана и, не дожидаясь новых поручений капризной принцессы, сел на своего быстрого мула и в два счета дома оказался в родной деревне.

Давно бы так, скажете? Так-то оно так, да кабы наперед все знать, никто бы в яму не падал и шишек себе не набивал. Словом, поумнел Плут-Малыш за свою нелегкую службу.

Ну, а его матушка и отец так ему обрадовались, так обрадовались, что устроили праздник на всю деревню. Лучший скрипач играл им, хоть и на простой скрипке, но гости танцевали всю ночь. И светила им полная луна, так-то вот. Я сам на том празднике был, но, как на грех, закружилась у меня под утро голова и пошел я домой. Шел, шел, да так и не дошел — свалился от усталости на длинной нашей улице Мулён.

 

Читать другие французские сказки.

skazkii.ru


Смотрите также