Персонализированные чудо-сказки про вашего ребенка. Сказка про малыша


Сказки про ребенка или как правильно персонализировать сказку?

Мне часто задают такой вопрос: «А почему ты пишешь сказки про всяких зверюшек и прочее. Почему бы не придумывать сказку про ребенка?»

Особо часто этот вопрос стал всплывать после выхода первой Фотокниги «Сказочки-выручалочки».Я решила раз и навсегда закрыть этот вопрос. Итак эта статья будет посвящена теме:

Сейчас на просторах Интернета легко можно найти кучу разнообразных сказок про вашего ребенка, которые должны решить все проблемы. Да и родителям, казалось бы, проще не придумывать разных персонажей, а просто рассказывать сказку про своего ребенка.

Давайте разбираться. Вспомним основные принципы сказкотерапии. Сейчас нас интересует принцип безопасности. Ребенок в сказочном пространстве должен чувствовать себя безопасно. Т.е. у ребенка должна быть возможность идентифицироваться с персонажами сказки, а в наиболее эмоционально-напряженные моменты отстраниться от них.

А теперь представим ситуацию: родителей беспокоит то, что ребенок врет. И вот они ему рассказывают сказку: «Жил-был ты Петя, и однажды Петя разбил вазу, а маме сказал неправду…»  Как думаете, будет чувствовать себя мальчик-Петя в такой ситуации? Лично мне было бы минимум не комфортно…

Или Петя в детском саду рыдает и не хочет отпускать маму, а родители ему рассказывают сказку: «И вот однажды пошел Петя в садик и заплакал, а мама ему и говорит…»

А Петя включит защитные механизмы и дальше сказка пройдет мимо него. В такой ситуации сказка про ребенка в лучшем случае просто не подействуют, в худшем — ребенок закроется.

Когда и почему нельзя использовать сказки про ребенка?

сказки про ребенка

Такие сказки нельзя использовать потому что, они не дают ребенку чувства защищенности. Считайте вы просто читаете ребенку мораль.

Любой главный герой сказки должен быть лишь похож на вашего ребенка. Тогда у малыша будет возможность дистанцироваться от главного героя сказки.

А если сказка именно про вашего ребенка, тот как тогда дистанцироваться-то? Только включить все защитные механизмы по полной и все…

В каких же конкретных ситуациях ни в коем случае нельзя придумывать сказку про вашего ребенка?

Во-первых, это касается проблемы страхов. Ребенок итак боится, а если он сам в сказке будет сталкиваться с предметом своего страха, то его просто «накроет». Обязательно нужно давать ребенку дистанцироваться, и чем больше, тем лучше.

Во-вторых, это касается ассоциального поведения (агрессия, ложь, ит.п.). Сказки должны быть не директивны, т.е. быть совсем не похожими на нравоучения. А если сказка про вашего ребенка, который всех обижает, то получается самое обыкновенное нравоучение.

Когда можно сочинять сказки про вашего ребенка?

сказки про ребенка

Если взять нейтральные темы, то ребенок может быть героем сказки.

Сказка может быть про ребенка, если она просто повествование, сказка-приключение, т.е. не направлена на преодоление какой-то конкретной проблемы. Например, можно придумать сказку про вашего ребенка, который отправился в страну Оз или отправился в кругосветное путешествие.

Если очень хочется решить какую-то проблему сказкой, и хочется чтоб ребенок был героем сказки, то можно сделать так: ребенок может быть помощником главного героя. И именно у главного героя будет проблема, а ваш ребенок в сказке будет помогать ему справиться с проблемой. Таким образом, вы дадите ребенку в сказочном пространстве преимущество, силу (он же помощник).

Надеюсь я подробно все объяснила. Можете еще просмотреть мое видео по этому вопросу.

Если будут вопросы, пишите в комментариях.

detologiya.ru

Сказка для малышей

1. Сказка о паровозике-трусишке

Паровозик был совсем маленький. Такой маленький, что даже боялся ездить по рельсам. Другие паровозики над ним смеялись. Мама-паровозик его уговаривала:

– Ну прокатись разочек. Смотри, как просто!

Папа паровозик приходил с работы, потом кушал уголька и начинал ругать маленький паровозик. Но ничего не помогало.

– Я боюсь, рельсы такие скользкие, – говорил паровозик, – я поскользнусь и упаду. А если упаду, то больно ударюсь, рельсы ведь такие твердые!

– Трусишка, трусишка! – начали дразниться братики и сестрички, тоже маленькие паровозики. Они все умели кататься по рельсам и ни капельки не боялись.

– Постелите мне на рельсы мягенькое одеяло, – сказал паровозик, – тогда я не буду бояться.

Тогда мама-паровозик постелила на рельсы одеяло. Паровозик осторожно подошел, попробовал одеяло колесиком и сказал:

– Все равно страшно. Все равно твердо. А вдруг я упаду? Постели мне три одеяла.

– Не выдумывай! Ты же не найдешь рельсы сквозь три одеяла! – рассердился папа-паровозик.

– Найду-найду! – сказал маленький паровозик, – скорее стелите.

Тогда мама-паровозик постелила на рельсы три одеяла. Паровозик попробовал одеяла колесиком и все равно нащупал твердые рельсы.

– Нет, я боюсь, – сказал он. – Постели мне десять одеял.

– Ну ты же не найдешь рельсы сквозь десять одеял! – засмеялись братики и сестрички.

– Найду-найду! – сказал паровозик.

Тогда мама-паровозик постелила на рельсы десять одеял. Маленький паровозик попробовал и не испугался, потому что было мягко. Он сделал один шаг, потом еще один и побежал.

– Я не боюсь ехать по рельсам! – кричал он и бежал все быстрее.

– Остановись! – кричала ему мама.

– Остановись! – кричал ему папа.

– Остановись! – кричали ему братики и сестрички, – там же нет рельсов, ты их потерял. Остановись, а то упадешь в болото!

Но паровозик не слушал и бежал до тех пор, пока не залез в болото. А в болоте было много лягушек. Они залезли на паровозик сверху и стали над ним смеяться:

– Ква-ква-ква! Какой смешной паровозик! Он даже по рельсам не умеет ездить!

Ква-ква-ква!

И вытаскивали паровозик из болота целых три дня. За это время он замерз, простудился, начал кашлять и чихать.

Когда паровозик выздоровел, он все таки научился ездить по рельсам. Рельсы были скользкие, вначале он падал и набивал себе синяки. Но он уже не плакал и не боялся, потому что не хотел снова попасть в болото где даже зеленые лягушки над ним смеялись. 2. Сказка о пальчиках

Пальчики жили в маленьком красном домике. На домике были черные и белые пятнышки и он назывался рукавичкой. Все пальчики жили дружно и вместе, только один пальчик не хотел жить со всеми. «Бу-бу-бу», говорил он, «я лучше сам без вас посижу». Был он тостенький и коротенький, а все его называли большим. В маленьком красном домике было очень чисто и не было никаких вещей – как только что-то появлялось, например, бумажка, или палочка, или гвоздик, пальчики сразу начинали с ним баловаться, а потом выбрасывали. Такие они были аккуратные.

Однажды пальчики решили выйти из своего домика. Они сначала выглянули, посмотрели по сторонам, а потом убежали. На улице было интересно играться, но мама их увидела и сказала вернуться. Но они не вернулись в рукавичку, они пошли в другой домик, в карманчик. В карманчике было много всяких интересных вещей: там лежал желудь, лежали каштанчик, старая бумажка, кусочек тряпочки, три цветных шарика и много мусора. Был даже сухой листик и засохший одуванчик.

Пальчики сразу стали баловаться с этими игрушками, а когда им надоело, они снова решили пойти погулять. Но в этот раз мама их не заметила и они гуляли долго.

Они гуляли пока самому маленькому пальчику стало холодно.

– Ой-ой-ой, – он сказал, – у меня замерз носик.

– Иди сюда, – сказали другие пальчики, – мы тебя согреем.

Они стали рядом с маленьким пальчиком и стали его греть.

– Ой-ой-ой, – плакал маленький пальчик, мне все равно холодно, у меня замерз бочек и спинка.

Тогда пальчики позвали своих друзей из другого домика. Другой домик тоже назывался рукавичкой и на нем тоже были черные и белые пятнышки.

– Ура! – сказал маленький пальчик, – я согрелся, – пошли играться и баловаться!

– Нет, – сказал самый длинный пальчик, – я замерз, я пойду домой.

– Нет, сказали другие пальчики, – мы тоже замерзли, мы тоже пойдем домой.

И только толстенький и коротенький пальчик совсем не замерз.

– Бу-бу-бу, – говорил он, – и совсем не холодно.

Но когда все пальчики пошли домой, он пошел вместе с ними.

Пальчики снова пришли в рукавичку. Большой пальчик поискал свою маленькую комнатку но не нашел и решил пока поиграть с другими пальчиками – и остался со всеми.

– Бу-бу-бу, – говорил он, – вместе веселее. 3. Сказка о фломастерах, которые не хотели спать

Фломастеры жили в круглой баночке, которая стояла на столе. Баночка была прозрачна, поэтому они видели все вокруг. Возле стола было окно, поэтому фломастеры видели улицу, деревья и небо. По небу плыли обака, нарисованные большим белым фломастером. А под небом расли деревья, нарисованные большим зеленым фломастером. Когда наступил вечер, с неба исчезло солнце, наверное, его закрасил большой синий фломастер. Потом большой черный фломастер покрасил стены в комнате и они стали черными. Потом он покрасил листья деревьев. Из зеленых они стали серыми. Потом фиолетовый фломастер покрасил небо, а желтый нарисовал на нем луну. Маленький фломастерам в коробочке не хотелось спать. Ведь все было такое интересное и такое разноцветное! Им хотелось рисовать на листочках которые остались на столе.

Весь день они рисовали веселые каляки-маляки и еще не наигрались. Но они знали, что ночью надо спать. Вместе с ними в коробочке лежал оранжевый карандашик.

– Давайте пойдем погуляем, – предложил карандашик.

– Нет, нельзя, все спят, – сказали фломастеры.

– Ну давайте, пойдем порисуем, нас никто не увидит.

И он начал вылезать из коробочки. Красный, синий, зеленый и желтый фломастеры тихонько сняли свои колпачки и пошли с ним.

Они вылезли и пошли по столу. Большой черный фломастер уже закрасил все вокруг, так что ничего не было видно. Они даже не могли найти листочек, на котором хотели порисовать. Скоро они споткрулись о большую толстую ручку.

– Ой-ой-ой, – закричала ручка, – меня разбудили! Уходите отсюда, а то я маму позову!

Маленький фломастеры с карандашиком бросились бежать и наткнулись на книгу. Книга проснулась и тоже начала кричить:

– А ну быстро ложитесь спать, – кричала книга, – а то я вас сейчас прихлопну!

Но фломастеры успели убежать от нее. Было так темно, что они заблудились.

Маленький оранжевый карандашик начал хныкать.

– Ой-ой-ой, – хныкал он, – я боюсь.

– Чего ты боишься? – спросили фломастеры.

– Я боюсь, что упаду со стола.

– Ну и что? Мы уже тысячу раз падали со стола. Это не больно и интересно.

– Вам хорошо, – сказал маленький карандашик. – А если я упаду со стола, у меня отломается носик и я не смогу больше рисовать. Никогда в жизни – ой-ой-ой!

Он так сильно плакал, что фломастеры решили вернуться домой. Скоро карандашик заснул и они понесли его на ручках. Им тоже очень хотелось спать, они зевали и закрывали глаза. Но когда они нашли листик, то обрадовались и нарисовали на нем несколько веселых калак-маляк. Потом они залезли в свою коробочку, натянули на носики колпачки и крепко уснули. Желтому фломастеру приснился желтый одуванчик. Красному фломастеру приснилась красная морковка.

Синему фломастеру приснилось синее небо, а зеленому фломастеру приснилась зеленая травка. А когда они проснулись, то увидели, что ночью в темноте перепутали колпачки. Синий фломастер перепутал колпачок с желтым. А красный перепутал колпачок с зеленым. Посмотри с утра на свои фломастеры – они не перепутали свои колпачки? Может быть, и они тоже бегают по ночам? 4. Начало сказки о девочке Уне.

Как-то раз фломастерам надоело рисовать каляки-маляки и они решили нарисовать портрет девочки Ани. Желтый фломастер нарисовал носик. Красный фломастер нарисовал ручки и ножки. Синий фломастер нарисовал животик. А зеленый фломастер все раскрасил. Так получилась девочка Уня, потому что на девочку Аню она была совсем непохожа.

– Как красиво! – сказали фломастеры, – теперь надо научить ее ходить.

И они пошли к часикам и попросили, чтобы часики научили Уню ходить.

– Хорошо, – сказали часики, – мы научим Уню ходить. Но только она будет ходить и говорить: «тик-так, тик-так».

Фломастеры согласились и Уня научилась ходить. Она ходила по кругу и говорила:

– Тик-так, тик-так, тик-так.

Ну как дела? – спросили фломастеры.

– Тик-так, – ответила Уня.

– А почему тик-так? – удивились они.

– Тик-так, – ответила Уня.

– А ты девочка хорошая или непослушная? – спросили фломастеры.

– Тик-так, – ответила Уня.

– А ну, прекрати тиктакать! – рассердились они.

– Тик-так, – сказала Уня.

Это неправильно, – сказали фломастеры, – надо научить ее разговаривать.

Пойдем, попросим радио.

И они пошли просить радио. Радио разговаривало очень громко и любило петь песенки.

– Научи нашу Уню разговаривать, – попросили фломастеры.

– Хорошо, научу, – согласилось радио, – приходите через час.

И радио запело песенку:

– Ля-ля-ля, тря-ля-ля.

Через час фломастеры пришли и забрали маленькую Уню.

– Ну что, ты научилась разговаривать? – спросили они.

– Ля-ля-ля, тра-ля-ля, – ответила Уня.

– А ты что-нибудь еще можешь сказать?

– Ля-ля-ля, тря-ля-ля, – ответила Уня.

Тогда фломастеры попросили книжку.

– Я могу научить Уню разговаривать, – сказала книжка, – но только у меня на страничках одни стишки. Зато мои стишки добрые, хорошие и веселые. Оставляйте

Уню у меня и приходите завтра.

На следующий день фломастеры пришли и спросили книжку:

– Ну как, получилось?

– Получилось, – ответила книжка.

– А она будет хорошей и послушной девочкой? – спросил желтенький фломастер.

И тогда Уня открыла ротик и сказала:

Я послушная вполне – знаю много разных «не»: не кусаться, не щипаться, маленькой не приворяться, не валяться на полу, под диваном и в углу, не устраивать капризы и не кушать кашку с рисом.

Так маленькая Уня научилась разговаривать. Но разговаривать она могла только стишками. 5. Сказка о непослушной снежинке

Снежинка жила высоко в небе, на высокой-высокой тучке. Она была очень маленькая и очень непослушная. Когда ей говорили: «пойдем гулять», она отвечала:

– Не пойду!

Когда ей говорили: «ну и оставайся тогда дома», она кричала:

– Я гулять хочу!

Когда ей говорили: «кушай кашку», она кричала:

– Не хочу, не буду!

Когда ей говорили: «тогда кашку заберем», она кричала:

– Хочу кашку!

Когда ей говорили: «неправильно», она кричала:

– Правильно!

Когда ей говорили: «не надо», она кричала:

– Надо!

Когда ей говорили: «неделя», она кричала:

– Деля!

Она была такая непослушная, что никто не хотел с нею дружить. Однажды все снежинки пошли погулять по краю тучки. На краю было очень высоко и страшно.

– Смотрите, держитесь за руки, а то упадете, – говорили большие снежинки и все маленькие держались за руки. Только непослушная снежинка не хотела держаться. Она подошла к самому краю и упала вниз на землю.

Но она ни капельки не испугалась. На земле она увидела мышку.

– Пи-пи-пи, – сказала мышка, – иди сюда, я тебя съем.

– А вот и не пойду, – сказала снежинка, – я снежинка непослушная и все делаю наоборот.

И она убежала от мышки. Потом она увидела муравейчка.

– Дю-дю-дю, – сказал муравейчик, – иди, снежинка, сюда, я тебя съем.

– А вот и не пойду, – сказала снежинка, – я снежинка непослушная и все делаю наоборот.

И она убежала от муравейчика. Потом она увидела лягушку.

– Ква-ква-ква, – сказала лягушка, – уходи от меня, снежинка.

– А вот и не уйду, – сказала снежинка, – я снежинка непослушная и все делаю наоборот.

И она подошла к лягушке.

– Ква-ква-ква, – сказала лягушка, – не залазь мне в рот.

– А вот и залезу, – сказала снежинка и залезла прямо в рот к лягушке. И лягушка скушала непослушную снежинку. 6. Сказка о Хныкалке

Когда Аня родилась, она была очень маленькая, вот такая примерно, даже еще меньше. Вместе с нею родилась и Хныкалка. Хныкалка была кругленькая, как пуговичка, с маленькими ручками и ножками, с зеленым мокрым носиком и, конечно, она всегда хныкала.

Хныкалка приходила к Ане, садилась ей на плечо и говорила:

– Хны-хны, давай похныкаем вместе.

И Аня соглашалась. Они хныкали утром, хныкали днем, хныкали вечером и даже ночью. Ночью Хныкалка приходила к Ане, будила ее, садилась на плечо и начинала хныкать. К утру Хныкалка уставала и ложилась спать. Поэтому с утра Аня никогда не хныкала.

Но Аня с каждым месяцем расла и становилась большой. А Хныкалка не расла, она оставалась маленькой, как пуговичка, с маленькими ручками и ножками и с зеленым мокрым носиком. Раньше Хныкалка приходила к Ане, когда та кушала, запрыгивала ей на плечо, садилась поудобнее и начинала хныкать. Аня сразу переставала кушать и хныкала вместе с ней.

Теперь Аня подросла. Она говорила Хныкалке:

– Подожди немножко, я кушать хочу.

И Хныкалка ожидала. А если Аня не хотела кушать, она отодвигала тарелочку в сторону, Хныкалка радовалась, запрыгивала ей на плечо и они начинали весело хныкать вместе. Они старались хныкать изо всех сил.

Особенно хорошо они хныкали, когда у Ани болела ножка. Аня говорила:

– Хныкалка, иди сюда, у меня, кажется, ножка болит.

– А которая? – спрашивала Хныкалка.

– Я не помню, но все равно, давай похныкаем.

И они начинали хныкать.

Но Аня расла и расла, а Хныкалка оставалась маленькой. Хныкалке уже трудно стало запрыгивать к Ане на плечо, потому что Аня вырасла такая высокая, что могла даже положить свой носик на стол. Один раз Хныкалка сказала:

– Хны-хны, надоело мне, ты такая большая, с тобой уже неинтересно хныкать.

Пойду я себе других деток поищу, маленьких.

– А как же я? – спросила Аня.

– А ты меня вспоминай, – сказала Хныкалка. – Когда вспомнишь, хныкай громко-громко, изо всех сил, я тебя услышу и сразу прибегу.

Так сказала хныкалка, помахала ладошкой и убежала. Но Аня часто ее вспоминает. Особенно когда ножка болит, или если кушать не хочется. 7. Сказка про Кусь-куся и интересные сны.

Завелся однажды в игрушках маленький Кусь-кусь. Был он и черный, и синий, и зеленый, и красный, а иногда даже желтый, белый и серый. Иногда он был блестящий, иногда с нарисованным цветочком на спине, а иногда на животике. Был у него большой ротик и в ротике красивые разноцветные зубки. Кусь-кусь был очень маленький, поэтому он много спал. Как только он закрывал глазки, к нему прибегали интересные-преинтересные сны и начинали показывать мультфильмы. Сны дружили с Кусь-кусем и Кусь-кусь дружил с ними.

Вначале Кусь-кусь был очень маленький и кусал только самые маленькие игрушки: детальки от мозаики. Детальки его боялись и разбегались в разные стороны. Они прятались от Кусь-куся под стол, под шкаф, под диван и даже под холодильник. Поэтому когда мама подметала пол, она находила маленькие детальки везде – и под столом, и под шкафом, и под диваном, и даже под холодильником. И складывала их в коробочку. Но они снова убегали.

Потом Кусь-кусь вырос и пришел к Ане.

– Я Кусь-кусь, – сказал он. – Я тебя укушу.

– А я тебя покормлю, – сказала Аня и принесла ему много-много маленьких тряпочек.

Кусь-кусь съел их по очереди и сказал:

– Я Кусь-кусь, я еще хочу.

Аня принесла ему все маленькие носочки, он и их съел, потом принесла маечки, рубашечки, колготки и шапочки. Кусь-кусь съел их и сказал:

– Я Кусь-кусь, хочу еще.

Аня принесла ему подушку, простыню и одеяло. Кусь-кусь посмотрел на подушку и сказал:

– Аня, а ты не хочешь спать?

– А я не умею, – сказала Аня, – когда меня кладут спать, я всегда плачу.

– А я тебе помогу, – сказал Кусь-кусь, – закрывай глазки и жди. Сейчас к тебе прийдет интересный-преинтересный сон. Он сядет на подушку возле твоего ушка и будет рассказывать тебе сказочку. Только не шевелись, не разговаривай и не открывай глазики, а то он испугается и убежит.

Аня легла, закрыла глаза и выставила ушко. Она лежала тихо-тихо, поэтому сны не боялись и пришли.

Первым пришел неинтересный сон. Но Кусь-кусь укусил его за длинный хвостик и сон убежал.

Потом пришел сон про плохую девочку, но Кусь-кусь укусил его за лапку и сон тоже убежал.

Потом пришел плаксивый сон, но Кусь-кусь щелкнул зубками и плаксивый сон заплакал и убежал. Аня лежала с закрытыми глазами тихо-тихо.

И тогда тихонько-тихонько пришел самый интересный сон. 8. Продолжение сказки про девочку Уню

Когда девочка Уня научилась ходить и говорить, фломастеры захотели научить ее спать. Сначала красный фломастер покачал ее на ручках, но Уня не заснула.

Потом синий фломастер покачал ее на ручках, но Уня не заснула. Потом зеленый фломастер покачал ее на ручках, но Уня не заснула. Дольше всех качал ее на ручках желтый фломастер, но Уня все равно не уснула.

Тогда фломастеры начали рассказывать Уне сказки. Они рассказали все сказки, которые знали, но Уня все равно не засыпала. Тогда они решили поругать Уню, но

Уня стала плакать так громко, что разбудила все карандашики, все книжки и все тетрадки на столе.

– А ну прекратите это безобразие! – закричали карандашики, книжки и тетрадки.

И даже компьютер проснулся, загудел и замигал огоньками.

Тогда фломастеры стали тихонько петь Уне песенки. Желтый фломастер спел желтую песенку про осень. Красный фломастер спел красную песенку про помидорчики. Синий фломастер спел синюю песенку про синие глазки. А зеленый фломастер ничего не спел, потому что очень устал и сам заснул. Но Уня все равно не заснула.

Что было дальше, фломастеры не помнят. Зато утром они повели девочку Уню к кошке Алиске, которая спала под батарейкой, и попросили:

– Научи, пожалуйста, нашу Уню спать.

– Хорошо, научу, – сказала кошка Алиска.

И фломастеры сразу убежали, натянули на свои носики цветные колпачки, залезли в коробочку и стали спать изо всех сил.

– Муррр, – сказала кошка Алиска, – а что это с ними случилось? Расскажи, пожалуйста.

И Уня рассказала: Я проснулась среди ночи. Все! – ребенок спать не хочет. На руках меня качать, а не то начну кричать! Вправо-влево, вправо-влево, я лежу как королева, влево-вправо, влево-впра… Так качали до утра.

– Муррр, – сказала кошка Алиска, – все понятненько.

И она научила маленькую Уню спать. Теперь каждый вечер Уня сворачивалась клубочком, ложилась на тряпочку возле батарейки, мурлыкала и крепко засыпала. 9. Cказка о жадном цветочке

Три цветочка жили на окне в одной баночке. Два цветочка, желтый и красный, были хорошие, а синий цветочек был жадиной. Солнца в окошке на всех хватало, но синий цветочек хотел забрать все солнышко себе. Когда светило солнце, он говорил:

– Это мое солнышко, я все заберу, я вам не дам.

Он расставлял так свои листочки, чтобы забрать все солнышко себе.

Желтый и красный цветочки говорили синему:

– Ну зачем ты жадничаешь, солнышка много, всем хватит, бери сколько хочешь, только не жадничай.

Но он все равно жадничал. Когда папа с мамой поливали цветочки, жадный синий цветочек говорил:

– Вся водичка моя, я никому не дам, я всю заберу.

И он выставлял свои корешки наверх, чтобы забрать всю воду. Но вода все равно протекала вниз и ее хватало всем. Хорошие цветочки говорили ему:

– Зачем ты жадничаешь, не надо, воды ведь всем хватает, бери сколько хочешь.

Но синий цветочек все равно продолжал жадничать. Он вытащил корешки из земли и положил их сверху, чтобы забирать всю водичку, он растопырил свои листики, чтобы забрать все солнышко.

И вот однажды папа с мамой поехали на море, а цветочки полить забыли.

Цветочки стояли на окне, солнце светило ярко-ярко и жадный цветочек стал плакать:

– Ой-ой-ой, я хочу пить, я высыхаю, мои бедные листики!

Его листики были на самом солнцепеке и поэтому быстро засохли. А желтый и красный цветочки держали свои листики в тени. Корешки жадного цветочка лежали сверху и быстро высохли. А желтый и красный цветочки держали корешки глубоко в земле. Им тоже хотелось водички, но они не высохли. А когда отпуск закончился, папа и мама приехали и полили цветочки. Но к этому времени жадный цветочек уже давно засох, его вырвали и выбросили. Хорошие цветочки напились водички и расправили свои листики. Они не мешали друг другу, не забирали солнышко и воду, и всегда расли дружно. 10. Сказка про больших и маленьких

Жил-был маленький домик. В нем жили маленькая мама, маленький папа, маленькая девочка, маленький мальчик, маленькая собачка, маленькая кошка и маленькая мышка. Они все сидели или лежали, но ничего не делали. Маленькая мама говорила маленькому папе:

– Пойди закрой окно.

– Нет, – говорил маленький папа, – я не умею, я маленький.

Маленький папа говорил маленькой маме:

– Пойди свари борщ.

– Нет, – говорила маленькая мама, – я маленькая, я не могу.

То же самое говорили и детки.

– Нет, – говорил мальчик, – я маленький, я не буду собирать карандаши.

– Нет, – говорила девочка, – я маленькая, я не буду поднимать тряпочку.

– Нет, – говорила собачка, – я еще маленькая, я не буду охранять домик.

– Нет, – говорила кошка, – я еще маленькая, я не буду ловить мышку.

И только мышка говорила так:

– Пи-пи-пи.

В маленьком домике был ужасный беспорядок. Все были грязные, неумытые, стулья и столики были перевернуты, на полу валялось много мусора. Однажды бабушка нашла маленький домик в кладовке и подарила маленькой девочке.

– Ой, – сказала маленькая девочка, – какие маленькие куколки! А почему они такие грязные? Почему у вас такой беспорядок?

– Я маленький, – сказал маленький папа, – я не умею умываться.

– Я маленькая, – сказала маленькая мама, – я не умею подметать пол.

– Мы маленькие, – сказали маленькие детки, – мы не можем убирать за собой.

– Пи-пи-пи, – сказала мышка, но никто ее не понял.

И только кошка и собачка ничего не сказали, потому что они лежали вниз носиками и ничего не видели.

– Ладно, – сказала маленькая девочка, – вы маленькие, зато я большая.

Посмотрите, я больше вас всех.

Она принесла тряпочку и вытерла всех кукол. Потом убрала в домике и всех рассадила по стульчикам. А потом пошла помогать маме.

– Пи-пи-пи, – сказала мышка, – смотрите, какая большая девочка! 11. Сказка про Кусь-куся и непослушные ножки

Когда стало темно, все отправились спать: отправились спать и ручки, и ножки, и ушки, и глазки, даже спинка и животик. А первым пошел спать носик, потому что ему хотелось спать сильнее всего. Когда все легли, ротик открылся и зевнул. Носик сразу заснул и стал дышать тихонько, как мышка. Пальчики спать не хотели и баловались друг с другом. Но скоро они устали и успокоились.

Глазки очень хотели спать, но все вокруг было такое интересное, что они не закрывались.

– Я больше не могу, – сказал один глазик и закрылся.

– Эх ты, – сказал второй глазик и продолжал смотреть.

Потом он закрылся тоже. Пальчики устали баловаться и пошли почесать животик. Оди думали, что животик проснется и будет с ними играть. Но животик не проснулся. Потом они пошли почесать носик, но носик спал так крепко, что даже не почувствовал. Потом они пошли и потерли глазик. Глазик немножко открылся, посмотрел и опять заснул. Пальчикам стало скучно, они залезли под щечку, взялись за руки и заснули.

И только непослушные ножки не хотели спать. Они все время брыкались и переворачивались. Они ползали по кроватке туда-сюда. То в один угол кроватки приползут, то в другой. Полежат там немного и снова начинают брыкаться и переворачиваться.

В окно влетели три интересных сна. Один сон было про качели-карусели.

Второй сон был про маму. А третий сон про крем с вишенками. Сны сели рядом и стали разговаривать.

– Смотри, как сильно брыкаются ножки, – сказал сон про качели-карусели. – Я боюсь их, я лучше полечу к другим деткам.

– Правильно, – сказал сон про маму. – Я тоже боюсь, я лучше пойду помою сосуду на кухне.

Третий сон, про крем с вишенками, тоже собрался уходить, но тут пришел

Кусь-кусь.

– Подождите, – сказал Кусь-кусь. – Я вам помогу.

Он спустился на кроватку и подошел к ножке.

– Ты почему брыкаешься? – спросил он ножку.

– А я спать не хочу! – сказала ножка.

– Тогда я тебя укушу! – сказал Кусь-кусь и чуть-чуть укусил непослушную ножку.

– Я больше не буду, – сказала ножка и легла спокойно.

– Кусь-кусь, а почему ты не уходишь? – спросила вторая ножка.

– Я жду пока ты заснешь, – ответил Кусь-кусь.

– А я все равно не засну, – сказала ножка и сразу заснула.

Тогда все три сна по очереди запрыгнули в маленькое ушко и стали показывать мультфильмы. Кусь-кусь подождал немножко, потом залез под подушку и тоже уснул. 12. Продолжение сказки о маленькой Уне

Когда фломастеры выспались, они захотели научить Уню рисовать. Желтый фломастер нарисовал желтый бананчик. Синий фломастер нарисовал синюю водичку.

Красный фломастер нарисовал красную машинку. А зеленый фломастер нарисовал зеленый огуречек. Все картинки получились очень красивые.

– Ура! Настоящая живопись! – сказали фломастеры.

– Теперь бери меня за шейку, – сказал желтый фломастер, – и рисуй бананчик.

Уня взяла желтый фломастер за шейку и нарисовала солнышко. Солнышко получилось такое красивое, что Уня даже захлопала в ладошки. Фломастер упал со стола и закатился под диван.

– Неправильно, – сказал синий фломастер. – Лучше бери меня за шейку и рисуй водичку.

Уня взяла синий фломастер за шейку и нарисовала стульчик. Стульчик был такой красивый, что Уня даже начала прыгать и махать ручками. Синий фломастер упал со стола и закатился под шкаф.

Тогда за дело взялся красный фломастер.

– Бери меня за шейку, – сказал он, – и рисуй красную машинку.

Уня взяла красный фломастер и начала рисовать машинку. Она рисовала и рисовала, и рисовала, пока закрасила весь листочек. Листочек был такой красивый, что Уня стала танцевать. Красный фломастер очень уморился и спрятался в коробочку, чтобы отдохнуть.

– Ай-ай-ай, – сказал зеленый фломастер. – Что это за живопись? Разве можно так делать? Лучше бери меня и рисуй зеленый огуречек.

Уня взяла зеленый фломастер и пририсовала синему стульчику зеленый глазик.

Глазик ей очень понравился и она сказала:

На столе лежит фломастер.

Я по живописи мастер.

Нарисую вам любое: хочешь – киску на обоях, хочешь – буквочку на книжке, а на буквочке штанишки, хочешь – хитрую лису, хочешь – кляксу на носу.

Так маленькая Уня научилась рисовать. 13. Сказка про мыло, которое любило нырять

Непослушное мыло жило на бортике ванны. Оно было такое скользкое, что все время выскакивало из пальцев. Оно очень любило нырять, прятаться и убегать.

Нырнет на дно ванны, спрячется там и сидит тихо-тихо. Когда мыло ныряло, пальчики звали на помощь глазики; глазики смотрели и говорили:

– А вот оно где спряталось!

А когда пальчики его находили, мыло опять выскальзывало и убегало.

Так оно могло бегать очень долго. И когда оно бегало, вода становилась мыльная, и пальчикам было все труднее искать, потому что глазики им не помогали.

Иногда пальчики сами говорили мылу: «давай играться» и бросали его в воду.

И мыло игралось с удовольствием, оно ведь любило нырять. Оно только не любило, когда пальчки делали из мыльницы кораблик и пускали его плавать. А еще мыло не любило глазки, за то что глазки его всегда находили на дне – и за это мыло старалось глазки укусить, когда мыло голову.

Однажды мыло нырнуло и спряталась далеко-далеко, прямо под мочалку.

– Ага, глазики, не найдете меня теперь, – сказало оно и стало ждать.

И глазики его не нашли. Пальчики долго бегали по дну и звали мыло, но оно не отзывалось.

– Мы больше не играем, – сказали пальчики, – выходи.

– А я не выйду, – сказало мыло.

– Тогда мы пошли, – сказали пальчки, – до свидания.

– А я не выйду, – сказало мыло.

А потом пальчики ушли. Мыло вылезло из под мочалки и посмотрело по сторонам. Но оно ничего не увидело, потому что вода была мыльная. Оно позвало на помощь:

– Пальчики, идите сюда, я не хочу больше прятаться!

Но никто не пришел. И мыло лежало на дне, пока не растаяло.

www.baby.ru

Читать сказки про детей. Сказки для детей читаем онлайн

Как маленький город большим стал

Сказка о том, как важно быть добрым и помогать друг другу.

Ленивый мальчик и альбинос

Сказка о том, как ленивый Герман в собственную ловушку попался

Удача

Сказка о цыганке, которая встретила в лесу детей, да не простых, а детей-спорников. И не зря она их встретила.

В детской

Сказка о кукольном театре, который сообразили себе на двоих крестный и крестная, пока папаша с мамашей отлучились в настоящий театр. И получилась пьеса у них замечательно.

Рысь

Сказка о сестрице с братцем, который не удержался от жажды и испил водицы из овечьего следа, наполненного водой, и превратился в барашка с золотистыми рожками.

Есть же разница

Сказка о веточке яблони, которую сорвали и перенесли во дворец. Веточка долго беседовала о солнечным лучом о жизни и разнице между разными обитателями природы.

Сказка про дедушку по имени Ток

Сказка о том, что есть на свете ток, благодаря которому на улице горят фонари, а в квартире работают все электрические предметы

​Тюленья шкура

Сказка о человеке, который нашел у скалы шкуру тюленя. Но шкура та оказалась молодой девушки. Утешил он ее и женился на ней, но шкуру спрятал в сундуке.Но все же наступил момент, когда жена не устояла перед искушением.

Осенние каникулы

Семья — это самое дорогое, что есть у человека. В родительский дом всегда нужно возвращаться снова и снова и не оставлять родителей. Лучше всего, когда родители рядом. И детей своих воспитывать в уважении и любви к пожилым родственникам. Ведь у бабушек самые вкусные блины на свете.

Самый лучший праздник

Сказка о том, как уютно и тепло в кругу семьи. О том, что и в болезнь можно отлично провести время в свой День Рождения.

Чудесная дудка

Сказка о том, что не надо выливать свою ненависть на родственников. Можно случится так, что и аукнется

По колена ноги в золоте, по локоть руки в серебре

жил-был царь, у него был сын Иван-царевич - и красивый, и умный, и славный. Поехал он мир повидать и себя показать. Услышал разговор трех сестриц и решил на младшей жениться. Ожидал Царевич сыновей во лбу солнце, а на затылке месяц, по бокам звезды. Но злые сестры выкрали младенцев и показали Ивану подкидышей. Удрученный царевич отказался от жены, судили ее и отправили в бочке по морю. Но смогла Царевна выплыть на берег и вернула себе сыновей.

moi-skazki.ru

Персонализированные чудо сказки про вашего ребенка

персонализированные сказкиСказки всегда служили не только для развлечения, но и для воспитания младшего поколения, сказками взрослые прививали своим детям и внукам такие положительные качества, как доброта, смелость, отвага, отзывчивость, бескорыстие, целеустремленность. Однако фольклор, дошедший до нас через столетия, как и старинные авторские сказки, не всегда соответствует нуждам современных детей. Часто родители интуитивно трансформируют популярные сюжеты, чтобы в развлекательной форме, без прямых указаний и запретов, донести до ребенка важные вещи. В результате этого на свет появляются персонализированные сказки — волшебные истории, где в главных героях дети узнают самих себя.

Это не абстрактные принцы и принцессы, фантастические существа и говорящие лесные звери, а маленькие мальчики и девочки. Их так же зовут, им столько же лет, они тоже ходят в детский сад и не любят манную кашу, попадают в сложные ситуации и выходят из них с честью.

Такая сказка справляется с воспитательной функцией намного проще, ведь малыши очень быстро проводит параллель между ее сюжетом и реальностью. Научную базу под метод подвел советско-грузинский педагог XX века Шалва Амонашвили. Он доказал, что малыши воспринимают персонализированные сказки как руководство к действию. И следуя в сложных ситуациях примеру сказочного тезки, ребенок обучается самовоспитанию. А это гораздо более полезно, чем просто слушать взрослых и делать, что они велят.

Герой в персонализированных сказках это не выдуманный персонаж, а реальный ребенок (Книга печатается именно под вашего ребенка). Ребенок понимает, что сказка о нем, видя, что главный герой наделен теми же личностными качествами и чертами характера, что и он. Главный герой живет в том же городе, его окружение то же, что и в его реальности. Вместе с ним в сказках принимают участие все его близкие: папа, мама, сестра, брат, бабушка, дедушка, друзья и т.д.

А вот где купить такие сказки?

На сайте http://www.chudo-skazki.com/ можно заказать целый сборник сказок о близком и понятном каждому малышу герое, и в роли героя будет именной ваш малыш!

Почему книга Чудо-Сказок станет отличным подарком для всей семьи

  • Первое впечатление: вау-эффект гарантирован.

Дети будут изумлены, получив настоящую книгу со своим фото и именем на обложке. Это же просто чудо! На первой странице — личные пожелания, а внутри все истории о самом важном для каждого (в том числе и самого маленького) человека — о нем самом.

  • Долгоиграющий увлекательный досуг для детей.

Ребенок будет снова и снова просить почитать ему о захватывающих приключениях своего книжного двойника. Эта книга обречена на то, чтобы стать хитом детской книжной полки.

  • Методическая помощь для родителей.

Терапевтические сказки станут чудодейственным средством решения маленьких, но таких важных, детских проблем. Страхи, обиды, вечная дилемма «хочу» и «надо»… Все то, с чем родители обычно вынуждены справляться ценой собственных нервов, может разрешиться играючи — «как в сказке».

  • Бесценный семейный артефакт.

Издание высокого качества переживет самое активное использование и превратится со временем в семейную реликвию. Возможно, в будущем потрепанный томик будут читать уже другому малышу: «Хочешь послушать сказку про маму?».

  • Гибкие цены для любого кошелька.

Цена «Чудо-Сказок» зависит от вашего бюджета. Выберите вариант, подходящий именно вам.

Все подробности на сайте http://www.chudo-skazki.com/  (Читаем также: Персонализированные сказки. В чем их плюсы и отличия от обычных сказок)

чудо сказки

персонализированные чудо сказки

razvitie-krohi.ru

Детские сказки про детей читать онлайн

Содержание:

О чем пишет русский народ? О жизни. А как он это делает? Просто и понятно. Русские народные сказки простыми словами поведают малышу о самом важном. Мягко и ненавязчиво сказка научит ребенка, что такое хорошо, а что такое плохо. Ответит на все волнующие вопросы, на которые взрослым, порой, сложно подобрать слова. К тому же, читая сказки, родитель становится ближе к своему ребенку. Во время прочтения можно обсуждать героев, фантазировать о том, как можно было бы поступить, будучи на месте сказочных персонажей. Это развивает мышление, воображение, фантазию. Сказки – это отличный инструмент общения с ребенком.

Аленка

Белорусская сказка

Жили дед и баба. И была у них дочка Аленка. Но никто из соседей не звал ее по имени, а все звали Крапивницей.

- Вон,- говорят,- Крапивница повела Сивку пастись.

- Вон Крапивница с Лыской пошла за грибами. Только и слышит Алёнка: Крапивница да Крапивница...

Пришла она раз домой с улицы и жалуется матери:

- Чего это, мамка, никто меня по имени не зовет?

Мать вздохнула и говорит:

- Оттого, что ты, доченька, у нас одна: нет у тебя ни братьев, ни сестер. Растешь ты, как крапива под забором.

- А где ж мои братья и сестры?

- Сестер у тебя, - говорит мать, - нету, это правда, а вот братьев было трое.

- Где ж они, мамка?

- Кто их знает. Как тебя в колыбели еще баюкали, поехали они с огненными змеями - смока-ми - воевать, себе и людям счастье добывать. Вот с той поры и не вернулися...

- Мамка, так я пойду искать их, не хочу, чтоб меня Крапивницей называли!

И как ни отговаривали ее отец с матерью - ничего не смогли поделать.

Тогда мать и говорит:

- Одну я тебя не отпущу: мала ты еще для такой дороги. Запрягай Сивку и поезжай. Сивка наша старая, умная - она привезет тебя к братьям. Да, смотри, на ночь нигде не останавливайся: езжай день и ночь, пока братьев не найдешь.

Запрягла Алёнка Сивку, взяла на дорогу хлеба и поехала.

Выехала она за деревню, видит - бежит за возом их старая собака Лыска. Хотела, было, Алёнка назад ее прогнать, да передумала: пусть, мол, бежит - в дороге веселей 'будет.

Ехала она, ехала - подъезжает к перекрестку. Сивка остановилась, назад поглядывает. Алёнка спрашивает у нее:

Заржи, заржи, кобылица,

Скажи, скажи мне, Сивица:

На какую дорогу тебя направлять,

Где мне братьев родных искать?

Подняла тут Сивка голову, заржала, на левую дорогу указала. Пустила ее Алёнка по левой дороге.

Едет она чистыми полями, едет темными борами. Приехала в сумерках в чащу лесную. Видит - стоит в пуще у дороги хатка. Только Алёнка подъехала к хатке, как выбежала оттуда какая-то горбатая, костлявая старуха с длинным носом. Остановила она Аленку и говорит ей:

- Куда ты, неразумная, на ночь, глядя, едешь. Тебя тут волки съедят! Оставайся у меня ночевать, а завтра, как развиднеется, и поедешь.

Услыхала это Лыска и затявкала потихоньку:

Тяв, тяв!

Не велела мати

Ночек ночевати!..

Тяв, тяв!

Не старуха это

Говорит с тобою,-

Ведьма Барабаха

Замышляет злое...

Не послушалась Алёнка Лыску, осталась ночевать в хатке.

Расспросила ведьма Барабаха Аленку, куда она едет. Алёнка все ей рассказала. Ведьма от радости так и подскочила: Аленкины братья, думает она, и есть, наверно, те самые богатыри, что всю ее родню со свету сжили. Теперь-то она с ними расправится...

Наутро поднялась ведьма, нарядилась, как на ярмарку, а всю Аленкину одежду спрятала и будит ее:

- Вставай, поедем братьев искать! Встала Алёнка, смотрит - нету одежи...

- Как же я поеду? - говорит Алёнка. Принесла ей ведьма старые нищенские лохмотья.

- На, - говорит, - хороша тебе будет и такая одежка.

Оделась Алёнка, пошла запрягать Сивку. Взяла ведьма нож и толкач, села в повозку, как пани, а Аленку вместо кучера посадила.

Едут они, а Лыска бежит сбоку и тявкает:

Тяв, тяв!

Не велела мати

Ночек ночевати!...

Тяв, тяв!

Ведьма Барабаха

Барыней сидит,

На тебя, Алёнка,

Как змея, глядит...

Услыхала это ведьма Барабаха, схватила толкач и кинула в Лыску. Завизжала Лыска - перебила ей ведьма ногу.

Алёнка заплакала:

- Бедная, бедная Лыска, как же ты будешь теперь бежать!

- Замолчи,- пригрозила ей ведьма,- а то и с тобой так будет!

Едут они дальше, а Лыска не отстает, на трех ногах скачет. Доехали до нового перекрестка. Сивка остановилась. Алёнка спрашивает у нее:

Заржи, заржи, кобылица,

Скажи, скажи мне, Сивица:

На какую дорогу тебя направлять,

Где мне братьев родных искать?

Заржала Сивка, на правую дорогу показала. Целую ночь ехали они темною пущей по правой дороге. Утром-светом выехали на луг, видят - стоит перед ними шелковый шатер, а рядом три коника пасутся. Сивка весело заржала и повезла Аленку с ведьмой прямо к шатру. Обрадовалась Алёнка:

- Здесь, наверно, мои братья живут! Ведьма злобно фыркнула:

- Лучше помалкивай. Здесь живут не твои братья, а мои!

Подъехали к шатру. Выходят оттуда три стройных хлопца-молодца - все на одно лицо, голос в голос, волос в волос.

Спрыгнула ведьма с воза и к ним:

- Как, братики, поживаете? А я весь свет объездила, измаялась, вас все искала...

- Так это ты наша младшая сестрица? - спрашивают братья-богатыри.

- Да, да, - говорит ведьма, - ваша родная сестра...

Кинулись братья к ней и давай ее целовать-миловать, на руках подбрасывать. Уж так рады-радешеньки, что и не рассказать.

- Вишь,- удивляются они,- как долго мы воевали: за это время сестра не только выросла, а и состариться успела... Ну, да ничего: всех ворогов мы перебили, осталась одна только ведьма Барабаха. Как найдем ее, то сожжем, а тогда и домой поедем.

Услыхала это ведьма и только ухмыльнулась: посмотрим еще, кто кого сожжет!..

- А что это, сестрица, за девочка с тобой приехала? - спрашивает старший брат.

- Да это моя наймичка, - отвечает ведьма Барабаха. - Она у меня за кучера ездит и мою кобылку пасет.

- Хорошо, - говорят братья, - она и наших коней будет пасти.

Повернулась ведьма, крикнула строгим голосом Аленке:

- Чего сидишь? Выпрягай Сивку да веди ее пастись!

Заплакала Алёнка, стала Сивку выпрягать. А братья подхватили ведьму Барабаху на руки, понесли в шатер, стали поить-потчевать.

Ест ведьма Барабаха, пьет, а сама думает: “Как улягутся они спать, я всех их зарежу...”

А Алёнка сидит тем временем на лугу возле коней и поет, плачучи:

Солнышко, солнышко,

Сырая землица,

Мелкая росица,

А что моя мамка делает?

Отвечают земля и солнце:

Холсты ткет,

Холсты ткет,

Золотым узором

Завивает,

Дочку Аленку

С братьями ожидает...

Вышел младший брат из шатра и заслушался.

-- Знаешь, сестрица, знаете, братья, то ли это птичка на лугу щебечет, то ли это дивчина напевает. Да так жалобно, что аж за сердце хватает.

- Это моя наймичка, - говорит ведьма Барабаха. - Она на все выдумки хитра, да только работать ленивая.

Вышел тогда средний брат послушать, хоть ведьма и не пускала его.

Послушал он жалобную песню Аленки, а потом слышит, как собака Лыска затявкала:

Тяв, тяв!

Ведьма Барабаха

Во шатре сидит,

На чужих, на братьев

Гадиной глядит,

Булки ест, вино пьет,

Медом запивает,

Родная ж сестрица

Слезы проливает.

Вернулся средний брат и говорит старшему

- Ступай и ты послушай.

Пошел старший брат, а средний все на ведьму Барабаху поглядывает.

Послушал старший брат песню Аленкину, послушал, и что собака Лыска про ведьму Барабаху сказала, и обо всем догадался.

Подбежал он тогда к Аленке, схватил ее на руки и принес в шатер.

- Вот кто, - говорит он братьям, - наша настоящая сестра! А это - обманщица ведьма Барабаха!

Развели братья большой костер и сожгли на нем ведьму Барабаху, а пепел в чистом поле развеяли, чтоб и духу ее не было, А потом свернули шелковый шатер и поехали счастливые вместе с Аленкой к старикам своим, к отцу-матери.

Гуси-лебеди

(Русская народная сказка)

Жили мужик да баба. У них была дочка да сынок маленький.

— Доченька, — говорила мать, — мы пойдем на работу, береги братца! Не ходи со двора, будь умницей — мы купим тебе платочек.

Отец с матерью ушли, а дочка позабыла, что ей приказывали: посадила братца на травке под окошко, сама побежала на улицу, заигралась, загулялась.

Налетели гуси-лебеди, подхватили мальчика, унесли на крыльях.

Вернулась девочка, глядь — братца нету! Ахнула, кинулась туда-сюда — нету!

Она его кликала, слезами заливалась, причитывала, что худо будет от отца с матерью, — братец не откликнулся.

Выбежала она в чистое поле и только видела: метнулись вдалеке гуси-лебеди и пропали за темным лесом. Тут она догадалась, что они унесли ее братца: про гусей-лебедей давно шла дурная слава — что они пошаливали, маленьких детей уносили. Бросилась девочка догонять их. Бежала, бежала, увидела — стоит печь.

— Печка, печка, скажи, куда гуси-лебеди полетели?

Печка ей отвечает:

— Съешь моего ржаного пирожка — скажу.

— Стану я ржаной пирог есть! У моего батюшки и пшеничные не едятся…

Печка ей не сказала. Побежала девочка дальше — стоит яблоня.

— Яблоня, яблоня, скажи, куда гуси-лебеди полетели?

— Поешь моего лесного яблочка — скажу.

— У моего батюшки и садовые не едятся…

Яблоня ей не сказала. Побежала девочка дальше. Течет молочная река в кисельных берегах.

— Молочная река, кисельные берега, куда гуси-лебеди полетели?

— Поешь моего простого киселька с молочком — скажу.

— У моего батюшки и сливочки не едятся…

Долго она бегала по полям, по лесам. День клонится к вечеру, делать нечего — надо идти домой. Вдруг видит — стоит избушка на курьей ножке, об одном окошке, кругом себя поворачивается.

В избушке старая баба-яга прядет кудель. А на лавочке сидит братец, играет серебряными яблочками.

Девочка вошла в избушку:

— Здравствуй, бабушка!

— Здравствуй, девица! Зачем на глаза явилась?

— Я по мхам, по болотам ходила, платье измочила, пришла погреться.

— Садись покуда кудель прясть.

Баба-яга дала ей веретено, а сама ушла. Девочка прядет — вдруг из-под печки выбегает мышка и говорит ей:

— Девица, девица, дай мне кашки, я тебе добренькое скажу.

Девочка дала ей кашки, мышка ей сказала:

— Баба-яга пошла баню топить. Она тебя вымоет-выпарит, в печь посадит, зажарит и съест, сама на твоих костях покатается.

Девочка сидит ни жива ни мертва, плачет, а мышка ей опять:

— Не дожидайся, бери братца, беги, а я за тебя кудель попряду.

Девочка взяла братца и побежала. А баба-яга подойдет к окошку и спрашивает:

— Девица, прядешь ли?

Мышка ей отвечает:

— Пряду, бабушка…

Баба-яга баню вытопила и пошла за девочкой. А в избушке нет никого. Баба-яга закричала:

— Гуси-лебеди! Летите в погоню! Сестра братца унесла!..

Сестра с братцем добежала до молочной реки. Видит — летят гуси-лебеди.

— Речка, матушка, спрячь меня!

— Поешь моего простого киселька.

Девочка поела и спасибо сказала. Река укрыла ее под кисельным бережком.

Гуси-лебеди не увидали, пролетели мимо.

Девочка с братцем опять побежала. А гуси-лебеди воротились, летят навстречу, вот-вот увидят. Что делать? Беда! Стоит яблоня…

— Яблоня, матушка, спрячь меня!

— Поешь моего лесного яблочка.

Девочка поскорее съела и спасибо сказала. Яблоня ее заслонила ветвями, прикрыла листами.

Гуси-лебеди не увидали, пролетели мимо.

Девочка опять побежала. Бежит, бежит, уж недалеко осталось. Тут гуси-лебеди увидели ее, загоготали — налетают, крыльями бьют, того гляди, братца из рук вырвут.

Добежала девочка до печки:

— Печка, матушка, спрячь меня!

— Поешь моего ржаного пирожка.

Девочка скорее — пирожок в рот, а сама с братцем — в печь, села в устьице.

Гуси-лебеди полетали-полетали, покричали-покричали и ни с чем улетели к бабе-яге.

Девочка сказала печи спасибо и вместе с братцем прибежала домой.

А тут и отец с матерью пришли.

Дочь-семилетка

Русская народная сказка

Ехали два брата: один бедный, другой богатый. У обоих по лошади — у бедного кобыла, у богатого мерин. Остановились они на ночлег рядом. У бедного кобыла принесла ночью жеребенка; жеребенок подкатился под телегу богатого. Будит он наутро бедного:

— Вставай, брат! У меня телега ночью жеребенка родила.

Брат встает и говорит:

— Как можно, чтоб телега жеребенка родила? Это моя кобыла принесла.

Богатый говорит:

— Кабы твоя кобыла принесла, жеребенок бы подле был!

Поспорили они, и пошли до начальства. Богатый дарил судей деньгами, а бедный словами оправдывался.

Дошло дело до самого царя. Велел он призвать обоих братьев и загадал им четыре загадки:

— Что всего на свете сильнее и быстрее? Что всего на свете жирнее? Что всего мягче? И что всего милее?

И положил им сроку три дня:

— На четвертый приходите, ответ дайте!

Богатый подумал-подумал, вспомнил про свою куму и пошел к ней совета просить.

Она посадила его за стол, стала угощать, а сама спрашивает:

— Что так печален, куманек?

— Да загадал мне государь четыре загадки, а сроку всего три дня положил.

— Что такое, скажи мне.

— А вот что, кума! Первая загадка: что всего в свете сильнее и быстрее?

— Экая загадка! У моего мужа карая, кобыла есть; нет ее быстрее! Коли кнутом приударишь, зайца догонит.

— Вторая загадка: что всего на свете жирнее?

— У нас другой год рябой боров кормится; такой жирный стал, что на ноги не поднимается!

— Третья загадка: что всего в свете мягче?

— Известное дело — пуховик, уж мягче не выдумаешь!

— Четвертая загадка: что всего на свете милее?

— Милее всего внучек Иванушка!

— Ну, спасибо тебе, кума! Научила уму-разуму, по век тебя не забуду.

А бедный брат залился горькими слезами и пошел домой. Встречает его дочь-семилетка:

— О чем ты, батюшка, вздыхаешь да слезы ронишь?

— Как же мне не вздыхать, как слез не ронить? Задал мне царь четыре загадки, которые мне и в жизнь не разгадать.

— Скажи мне, какие загадки.

— А вот какие, дочка: что всего на свете сильнее и быстрее, что всего жирнее, что всего мягче и что всего милее?

— Ступай, батюшка, и скажи царю: сильнее и быстрее всего ветер, жирнее всего земля: что ни растет, что ни живет, земля питает! Мягче всего рука: на что человек ни ляжет, а все руку под голову кладет; а милее сна нет ничего на свете!

Пришли к царю оба брата — и богатый и бедный. Выслушал их царь и спрашивает бедного:

— Сам ли ты дошел или кто тебя научил?

Отвечает бедный:

— Ваше царское величество! Есть у меня дочь-семилетка, она меня научила.

— Когда дочь твоя мудра, вот ей ниточка шелкова; пусть к утру соткет мне полотенце узорчатое.

Мужик взял шелковую ниточку, приходит домой кручинный, печальный.

— Беда наша! — говорит дочери. — Царь приказал из этой ниточки соткать полотенце.

— Не кручинься, батюшка! — отвечала семилетка, отломила прутик от веника, подает отцу и наказывает: — Поди к царю, скажи, чтоб нашел такого мастера, который бы сделал из этого прутика кросна: было бы на чем полотенце ткать!

Мужик доложил про то царю. Царь дает ему полтораста яиц.

— Отдай, — говорит, — своей дочери; пусть к завтрему выведет мне полтораста цыплят.

Воротился мужик домой еще кручиннее, еще печальнее:

— Ах, дочка! От одной беды увернешься — другая навяжется!

— Не кручинься, батюшка! — отвечала семилетка.

Попекла яйца и припрятала к обеду да к ужину, а отца посылает к царю:

— Скажи ему, что цыплятам на корм нужно одноденное пшено: в один бы день было поле вспахано, просо засеяно, сжато и обмолочено. Другого пшена наши цыплята и клевать не станут.

Царь выслушал и говорит:

— Когда дочь твоя мудра, пусть наутро сама ко мне явится ни пешком, ни на лошади, ни голая, ни одетая, ни с гостинцем, ни без подарочка.

«Ну, — думает мужик, — такой хитрой задачи, и дочь не разрешит; пришло совсем пропадать!»

— Не кручинься, батюшка! — сказала ему дочь-семилетка. — Ступай-ка к охотникам да купи мне живого зайца да живую перепелку.

Отец пошел и купил ей зайца и перепелку.

На другой день поутру сбросила семилетка всю одежду, надела на себя сетку, в руки взяла перепелку, села верхом на зайца и поехала во дворец.

Царь ее у ворот встречает. Поклонилась она царю.

— Вот тебе, государь, подарочек! — и подает ему перепелку.

Царь протянул было руку, перепелка — порх — и улетела!

— Хорошо, — говорит царь, — как приказал, так и сделано. Скажи теперь: ведь твой отец беден, чем вы кормитесь?

— Отец мой на сухом берегу рыбу ловит, ловушек в воду не ставит, а я подолом рыбу ношу да уху варю.

— Что ты, глупая, когда рыба на сухом берегу живет? Рыба в воде плавает!

— А ты умен? Когда видано, чтобы телега жеребенка принесла?

Царь присудил отдать жеребенка бедному мужику, а дочь его взял к себе. Когда семилетка выросла, он женился на ней, и стала она царицею.

Сестрица Аленушка и братец Иванушка

(Русская народная сказка)

Жили-были старик да старуха, у них была дочка Алёнушка да сынок Иванушка.

Старик со старухой умерли. Остались Аленушка да Иванушка одни-одинешеньки.

Пошла Аленушка на работу и братца с собой взяла. Идут они по дальнему пути, по широкому полю, и захотелось Иванушке пить.

— Сестрица Аленушка, я пить хочу!

— Подожди, братец, дойдем до колодца.

Шли-шли — солнце высоко, колодец далеко, жар донимает, пот выступает. Стоит коровье копытце полно водицы.

— Сестрица Аленушка, хлебну я из копытца!

— Не пей, братец, теленочком станешь!

Братец послушался, пошли дальше.

Солнце высоко, колодец далеко, жар донимает, пот выступает. Стоит лошадиное копытце полно водицы.

— Сестрица Аленушка, напьюсь я из копытца!

— Не пей, братец, жеребеночком станешь!

Вздохнул Иванушка, опять пошли дальше.

Солнце высоко, колодец далеко, жар донимает, пот выступает. Стоит козье копытце полно водицы.

Иванушка говорит:

— Сестрица Алёнушка, мочи нет: напьюсь я из копытца!

— Не пей, братец, козленочком станешь!

Не послушался Иванушка и напился из козьего копытца.

Напился и стал козленочком...

Зовет Алёнушка братца, а вместо Иванушки бежит за ней беленький козленочек.

Залилась Аленушка слезами, села под стожок — плачет, а козленочек возле нее скачет.

В ту пору ехал мимо купец:

— О чем, красная девица, плачешь?

Рассказала ему Аленушка про свою беду.

Купец ей говорит:

— Поди за меня замуж. Я тебя наряжу в злато-серебро, и козленочек будет жить с нами.

Аленушка подумала, подумала и пошла за купца замуж.

Стали они жить-поживать, и козленочек с ними живет, ест-пьет с Аленушкой из одной чашки.

Один раз купца не было дома. Откуда ни возьмись, приходит ведьма: стала под Аленушкино окошко и так-то ласково начала звать ее купаться на реку.

Привела ведьма Алёнушку на реку. Кинулась на нее, привязала Алёнушке на шею камень и бросила в воду.

А сама оборотилась Аленушкой, нарядилась в ее платье и пришла в ее хоромы. Никто ведьму не распознал. Купец вернулся — и тот не распознал.

Одному козлёночку все было ведомо. Повесил он голову, не пьет, не ест. Утром и вечером ходит по бережку около воды и зовет:

— Алёнушка, сестрица моя!..

Выплынь, выплынь на бережок...

Узнала об этом ведьма и стала просить мужа — зарежь да зарежь козлёнка...

Купцу жалко было козленочка, привык он к нему. А ведьма так пристает, так упрашивает, — делать нечего, купец согласился:

— Ну, зарежь его...

Велела ведьма разложить костры высокие, греть котлы чугунные, точить ножи булатные.

Козленочек проведал, что ему недолго жить, и говорит названому отцу:

— Перед смертью пусти меня на речку сходить, водицы испить, кишочки прополоскать.

— Ну, сходи.

Побежал козлёночек на речку, стал на берегу и жалобнехонько закричал:

— Аленушка, сестрица моя!

Выплынь, выплынь на бережок.

Костры горят высокие,

Котлы кипят чугунные,

Ножи точат булатные,

Хотят меня зарезати!

Аленушка из реки ему отвечает:

— Ах, братец мой Иванушка!

Тяжел камень на дно тянет,

Шелкова трава ноги спутала,

Желты пески на груди легли.

А ведьма ищет козленочка, не может найти и посылает слугу:

— Пойди найди козленка, приведи его ко мне.

Пошел слуга на реку и видит: по берегу бегает козленочек и жалобнехонько зовет:

— Аленушка, сестрица моя!

Выплынь, выплынь на бережок.

Костры горят высокие,

Котлы кипят чугунные,

Ножи точат булатные,

Хотят меня зарезати!

А из реки ему отвечают:

— Ах, братец мой Иванушка!

Тяжел камень на дно тянет,

Шелкова трава ноги спутала,

Желты пески на груди легли.

Слуга побежал домой и рассказал купцу про то, что слышал на речке. Собрали народ, пошли на реку, закинули сети шелковые и вытащили Алёнушку на берег. Сняли камень с шеи, окунули ее в ключевую воду, одели ее в нарядное платье. Аленушка ожила и стала краше, чем была.

А козленочек от радости три раза перекинулся через голову и обернулся мальчиком Иванушкой.

Ведьму привязали к лошадиному хвосту и пустили в чистое поле.

Снегурочка

Русская народная сказка

Жил-был крестьянин Иван, и была у него жена Марья. Жили Иван да Марья в любви и согласии, вот только детей у них не было. Так они и состарились в одиночестве. Сильно они о своей беде сокрушались, и только глядя на чужих детей, утешались. А делать нечего! Так уж, видно, им суждено было. Вот однажды, когда пришла зима, да нападало молодого снегу по колено, ребятишки высыпали на улицу поиграть, а старички наши подсели к окну поглядеть на них. Ребятишки бегали, резвились и стали лепить бабу из снега. Иван с Марьей глядели, молча, призадумавшись. Вдруг Иван усмехнулся и говорит:

- Пойти бы и нам, жена, да слепить себе бабу!

На Марью, видно, тоже нашел веселый час.

- Что ж, - говорит она, - пойдем, разгуляемся на старости! Только на что тебе бабу лепить: будет с тебя и меня одной. Слепим лучше себе дитя из снегу, коли Бог не дал живого!

- Что, правда, то, правда... - сказал Иван, взял шапку и пошел в огород со старухою.

Они и вправду принялись лепить куклу из снегу: скатали туловище с ручками и ножками, наложили сверху круглый ком снегу и обгладили из него головку.

- Бог в помощь? - сказал кто-то, проходя мимо.

- Спасибо, благодарствуем! - отвечал Иван.

- Что ж это вы поделываете?

- Да вот, что видишь! - молвит Иван.

- Снегурочку... - промолвила Марья, засмеявшись.

Вот они вылепили носик, сделали две ямочки во лбу, и только что Иван прочертил ротик, как из него вдруг дохнуло теплым духом. Иван второпях отнял руку, только смотрит - ямочки во лбу стали уж навыкате, и вот из них поглядывают голубенькие глазки, вот уж и губки как малиновые улыбаются.

- Что это? Не наваждение, ли какое? - сказал Иван, кладя на себя крестное знамение.

А кукла наклоняет к нему головку, точно живая, и зашевелила ручками и ножками в снегу, словно грудное дитя в пеленках.

- Ах, Иван, Иван! - вскричала Марья, задрожав от радости. - Это нам Господь дитя дает! - и бросилась обнимать Снегурочку, а со Снегурочки весь снег отвалился, как скорлупа с яичка, и на руках у Марьи была уже в самом деле живая девочка.

- Ах, ты, моя Снегурушка дорогая! - проговорила старуха, обнимая свое желанное и нежданное дитя, и побежала с ним в избу.

Иван насилу опомнился от такого чуда, а Марья была без памяти от радости.

И вот Снегурочка растет не по дням, а по часам, и что день, то все лучше. Иван и Марья не нарадуются на нее. И весело пошло у них в дому. Девки с села у них безвыходно: забавляют и убирают бабушкину дочку, словно куколку, разговаривают с нею, поют песни, играют с нею во всякие игры и научают ее всему, как что у них ведется. А Снегурочка такая смышленая: все примечает и перенимает.

И стала она за зиму точно девочка лет тринадцати: все разумеет, обо всем говорит, и таким сладким голосом, что заслушаешься. И такая она добрая, послушная и ко всем приветливая. А собою она - беленькая, как снег; глазки что незабудочки, светло-русая коса до пояса, одного румянцу нет вовсе, словно живой кровинки не было в теле... Да и без того она была такая пригожая и хорошая, что загляденье. А как, бывало, разыграется она, так такая утешная и приятная, что душа радуется! И все не налюбуются Снегурочкой. Старушка же Марья души в ней не чает.

- Вот, Иван! - говаривала она мужу. - Даровал-таки нам Бог радость на старость! Миновалась-таки печаль моя задушевная!

А Иван говорил ей:

- Благодарение Господу! Здесь радость не вечна, и печаль не бесконечна...

Прошла зима. Радостно заиграло на небе весеннее солнце и пригрело землю. На прогалинах зазеленела мурава, и запел жаворонок. Уже и красные девицы собрались в хоровод под селом и пропели:

- Весна-красна! На чем пришла, на чем приехала?..

- На сошечке, на бороночке!

А Снегурочка что-то заскучала.

- Что с тобою, дитя мое? - говорила не раз ей Марья, приголубливая ее. - Не больна ли ты? Ты все такая невеселая, совсем с личика спала. Уж не сглазил ли тебя недобрый человек?

А Снегурочка отвечала ей всякий раз:

- Ничего, бабушка! Я здорова...

Вот и последний снег согнала весна своими красными днями. Зацвели сады и луга, запел соловей и всякая птица, и все стало живей и веселее. А Снегурочка, сердечная, еще сильней скучать стала, дичится подружек и прячется от солнца в тень, словно ландыш под деревцем. Ей только и любо было, что плескаться у студеного ключа под зеленою ивушкой.

Снегурочке все бы тень да холодок, а то и лучше - частый дождичек. В дождик и сумрак она веселей становилась. А как один раз надвинулась серая туча да посыпала крупным градом. Снегурочка ему так обрадовалась, как иная не была бы рада и жемчугу перекатному. Когда ж опять припекло солнце и град взялся водою, Снегурочка поплакалась по нем так сильно, как будто сама хотела разлиться слезами, - как родная сестра плачется по брату.

Вот уж пришел и весне конец; приспел Иванов день. Девки с села собрались на гулянье в рощу, зашли за Снегурочкой и пристали к бабушке Марье:

- Пусти да пусти с нами Снегурочку!

Марье не хотелось пускать ее, не хотелось и Снегурочке идти с ними; да не могли отговориться. К тому же Марья подумала: авось разгуляется ее Снегурушка! И она принарядила ее, поцеловала и сказала:

- Поди, же, дитя мое, повеселись с подружками! А вы, девки, смотрите, берегите мою Снегурушку... Ведь она у меня, сами знаете, как порох в глазу!

- Хорошо, хорошо! - закричали они весело, подхватили Снегурочку и пошли гурьбою в рощу. Там они вили себе венки, вязали пучки из цветов и распевали свои веселые песни. Снегурочка была с ними безотлучно.

Когда закатилось солнце, девки наложили костер из травы и мелкого хворосту, зажгли его и все в венках стали в ряд одна за другою; а Снегурочку поставили позади всех.

- Смотри же, - сказали они, - как мы побежим, и ты также беги следом за нами, не отставай!

И вот все, затянувши песню, поскакали через огонь.

Вдруг что-то позади их зашумело и простонало жалобно:

- Ау!

Оглянулись они в испуге: нет никого. Смотрят друг на дружку и не видят между собою Снегурочки.

- А, верно, спряталась, шалунья, - сказали они и разбежались искать ее, но никак не могли найти. Кликали, аукали - она не отзывалась.

- Куда бы это девалась она? - говорили девки.

- Видно, домой убежала, - сказали они потом, и пошли в село, но Снегурочки и в селе не было.

Искали ее на другой день, искали на третий. Исходили всю рощу - кустик за кустик, дерево за дерево. Снегурочки все не было, и след пропал. Долго Иван и Марья горевали и плакали из-за своей Снегурочки. Долго еще бедная старушка каждый день ходила в рощу искать ее, и все кликала она, словно кукушка горемычная:

- Ау, ау, Снегурушка! Ау, ау, голубушка!..

И не раз ей слышалось, будто голосом Снегурочки отзывалось: "Ау!". Снегурочки же все нет как нет! Куда же девалась Снегурочка? Лютый ли зверь умчал ее в дремучий лес, и не хищная птица ли унесла к синему морю?

Нет, не лютый зверь умчал ее в дремучий лес, и не хищная птица унесла ее к синему морю; а когда Снегурочка побежала за подружками и вскочила в огонь, вдруг потянулась она вверх легким паром, свилась в тонкое облачко, растаяла... и полетела в высоту поднебесную.

www.tikitoki.ru


Смотрите также